В качестве дополнительного  источника  права  шариат
допускал и местные обычаи,  не вошедшие непосредственно
в само мусульманское право в период его становления, но
не  противоречившие  прямо его принципам и нормам.  При
этом признавались правовые обычаи,  сложившиеся в самом
арабском обществе (урф), а также у многочисленных наро-
дов, покоренных в результате арабских завоеваний или же
подвергшихся  в более позднее время влиянию мусульманс-
кого права (адаты),  в частности у народов,  населявших
нашу страну.                                           
   Наконец, производным  от  шариата источником мусуль-
манского права были указы и распоряжения халифов - фир-
маны. В последующем в других мусульманских государствах
с развитием законодательной деятельности в качестве ис-
точника  права  стали рассматриваться и играть все воз-
растающую роль законы - кануны.. Фирманы и кануны также
не должны были противоречить принципам шариата и допол-
няли его прежде всего нормами,  регламентирующими  дея-
тельность  государственных органов и регулирующих адми-
нистративно-правовые отношения государственной власти с
населением.                                            
   Правовое регулирование  имущественных и семейных от-
ношений. Хотя шариат не знал как такового деления права
на отдельные отрасли,  гражданско-правовые отношения, в
частности право собственности,  договорное и  деликтное
право, получили в нем заметное развитие.               
   Особое внимание  в  шариате уделялось "праву личного
статуса".  В Арабском халифате,  как и во многих других
государствах средневекового Востока, не сложился особый
сословный строй с присущей ему иерархией неравноправных
сословно-корпоративных  групп.  По мусульманскому праву
юридическое положение лица                             
определялось его вероисповеданием.  Полноправный личный
статус по шариату имели только мусульмане.  Лица, испо-
ведовавшие  христианство  или  иудаизм  (так называемые
зиммии), находились в приниженном положении и были обя-
заны уплачивать тяжелый государственный налог (джизья).
Нормы шариата применялись к ним  лишь  в  тех  случаях,
когда они заключали сделки с мусульманами или совершали
преступления.  Развитие  социальных  отношений  оказало
влияние на положение рабов. Они не признавались субъек-
тами права, но могли с согласия своих хозяев вести тор-
говые  операции  и  приобретать  имущество.  Отпуск ра-
бов-мусульман на волю  рассматривался  как  богоугодное
дело.  Характерной чертой правового статуса личности по
шариату являлось также неравенство мужчины и женщины.  
   Поскольку согласно религиозным представлениям шариа-
та  субъектом права являлся лишь Аллах,  то мусульманин
рассматривался как носитель установленных богом обязан-
ностей. Лишь в той мере, в какой он соблюдал свой рели-
гиозный долг,  следуя велениям ислама, он получал право
на предусмотренные шариатом притязания и на другие юри-
дические возможности.  Поэтому мусульманские  правоведы
разрабатывали  не  столько  вопрос  о правоспособности,
сколько о дееспособности лица, то есть о его возможнос-
ти участвовать в сделках и в иных правовых актах. Граж-
данская дееспособность рассматривалась в качестве необ-
ходимого условия для приобретения имущественных прав. В
полном  объеме  дееспособность  предоставлялась  лицам,
достигшим совершеннолетия и находившимся в здравом рас-
судке.  Право устанавливать факт достижения совершенно-
летия  в каждом отдельном случае осуществлялось судьей,
который решал этот вопрос по  своему  усмотрению.  Было
известно  также понятие ограниченной дееспособности для
малолетних,  слабоумных,  лиц, находившихся в состоянии
опьянения и т.д.                                       
   Важное место в мусульманской правовой доктрине зани-
мали нормы,  регламентирующие имущественные  отношения.
Прежде всего в правовой доктрине было закреплено предс-
тавление об имуществе как объекте вещных  прав.  Особую
категорию  составляли  вещи,  которые  не  могли или не
должны были находиться  в  собственности  мусульманина.
Это - воздух, море, пустыня, мечети, водные пути и т.п.
Не признавалась собственность мусульман и на так  назы-
ваемые "нечистые вещи" - вино, свинину, книги, противо-
речащие положениям ислама, и т.д. Нередко в ходе арабс-
ких  завоевательных походов эти вещи подвергались унич-
тожению,  хотя вопрос о праве на истребление имущества,
принадлежащего  неверным,  был  спорным  и  трактовался
по-разному в различных мазхабах.  Мусульманскому  праву
было  известно также деление вещей на движимые и недви-
жимые, заменимые и незаменимые, характеризующиеся инди-
видуальными  признаками  и  не  имеющие  таковых и т.д.
Большое внимание мусульманские правоведы уделяли  клас-
сификации  земельных имуществ.  В особые группы выделя-
лось государ-                                          
ственное имущество, земли, принадлежащие частным лицам,
брошенные земли,  земли,  непригодные для  обработки  и
т.п.                                                   
   В шариате  подробно определялись способы возникнове-
ния права собственности,  причем по  некоторым  из  них
правоведы,  представители разных мазхабов,  высказывали
разноречивые мнения.  Завоевательные  походы  арабов  с
большой остротой поставили вопрос о правомерности воен-
ных захватов, о самом порядке возникновения права собс-
твенности  на захваченное имущество.  Завоеванные земли
по общему правилу рассматривались как собственность го-
сударства  и поступали в распоряжение халифов и эмиров.
Правовой статус иного имущества, добытого у неприятеля,
определялся  прежде  всего в зависимости от того,  было
оно получено насильственным или ненасильственным путем.
Имущество,  захваченное  силой,  делилось  на несколько
частей, размер которых по-разному определялся в отдель-
ных  мазхабах.  Одна  из них переходила в собственность
добытчика,  вторая должна была быть передана  государс-
тву,  третья  - мечетям и т.д.  Шариату были известны и
такие способы  приобретения  права  собственности,  как
наследование, договор, находка вещи. В последнем случае
своеобразным было то,  что владелец земли,  нашедший на
своем участке чужую вещь, становился ее собственником. 
   Сложившийся в мусульманских государствах строй отно-
шений собственности тщательно регламентировался и охра-
нялся нормами шариата. Праву частной собственности при-
писывалось божественное происхождение, оно рассматрива-
лось  как  постоянное  и неограниченное,  а собственник
имел абсолютную свободу распоряжения своим  имуществом.
Незыблемость  частной  собственности  выводилась непос-
редственно из Корана,  где говорилось:  "И не простирай
своих глаз на то,  чем мы наделили некоторые пары" (20,
31).                                                   
   Особый правовой режим имели земли, составлявшие пер-
воначальную  территорию  мусульманской  общины (Мекка с
прилегающей территорией), которые назывались хиджаз. На
этих  землях  могли  селиться только мусульмане,  здесь
нельзя было рубить деревья,  охотиться и т.п. Население
покоренных земель, как правило, теряло свои собственни-
ческие права, которые переходили государству. Землевла-
дельцы  же рассматривались теперь как арендаторы и обя-
заны были платить тяжелый налог (харадж).              
   Частная феодальная собственность в Арабском халифате
(мульк) имела подчиненное значение по сравнению с госу-
дарственной собственностью и общинным землепользованием
и  не  получила широкого распространения.  В отличие от
феодальной собственности в странах Европы она не  имела
иерархической структуры, не связывалась условиями служ-
бы. С ростом государственного земельного фонда и разви-
тием  феодальных  отношений  получили распространение и
условные формы земельных  владений.  Часть  захваченных
земель  стала  предоставляться отдельным представителям
феодальной  верхушки  за  военную  или  государственную
службу  (икта).  Владелец такой земли (иктадар) получал
право собирать в свою пользу подати с подвластного  на-
селения. Поскольку икта со вре-                        
менем стала передаваться по наследству,  по своему фак-
тическому положению она приближалась к землям,  закреп-
ленным по праву собственности. Согласно первоначальному
толкованию Корана пресная вода,  также  как  и  воздух,
считалась общим достоянием. Но постепенно колодцы, пру-
ды и мелкие озера переходили  в  собственность  крупных
землевладельцев.   Лишь   значительные   реки  и  озера
по-прежнему входили в общую систему  общинной  и  госу-
дарственной  собственности,  что определялось необходи-
мостью проведения совместных ирригационных работ,  осу-
ществляемых под контролем должностных лиц.             
   Своеобразным институтом шариата, связанным с вещными
правами,  был  вакуф,  представлявший  собой  имущество
(обычно  недвижимое),  переданное  собственником на ка-
кие-либо религиозные или благотворительные цели  (мече-
тям,  медресе и т.д.). Лицо, установившее вакуф, теряло
право собственности на данное имущество,  но  сохраняло
за  собой право выступать в качестве управляющего ваку-
фом и резервировать определенный доход с вакуфа для се-
бя и своих наследников.  Имущества, составляющие вакуф,
не могли быть предметом купли-продажи,  залога  и  т.д.
Вакуфные  земли,  однако,  могли сдаваться в аренду или
обмениваться на равноценное земельное имущество. Данный
институт широко использовался богатой верхушкой с целью
уклонения от уплаты высоких налогов, поскольку имущест-
во,  составляющее вакуф, освобождалось от государствен-
ного обложения.                                        
   В шариате в отличие от римского права не  формулиро-
валась  общая концепция обязательства,  но практические
вопросы договорного права,  опосредовавшего торгово-де-
нежный оборот, получили всестороннюю разработку. Обяза-
тельства делились на возмездные и безвозмездные,  двус-
торонние и односторонние,  срочные и бессрочные. Харак-
терным для мусульманского общества было распространение
специфических односторонних обязательств - обетов.     
   Договор по шариату рассматривался как связь,  возни-
кающая из взаимного соглашения сторон, которое, однако,
в  условиях имущественного неравенства имело чисто фор-
мальный характер.  Условия договора могли быть выражены
в любом виде: в документе, в неофициальном письме, уст-
но.  Заключенные договоры рассматривались как  незыбле-
мые. Обязанность соблюдать "свои договоры" рассматрива-
лась в Коране (23,8) как  священная.  Недействительными
считались договоры,  заключенные с безнравственными це-
лями с использованием "нечистых" или изъятых из оборота
вещей.                                                 
   Мусульманские правоведы  не ставили жестких условий,
касающихся формы выражения воли сторон в договоре. Сог-
ласие сторон на вступление в договор,  условия договора
могли быть выражены в документе,  устно и в виде неофи-
циального письма. В шариате подробно регламентировались
различные виды договоров:                              
   купля-продажа, заем, дарение, наем, ссуда, хранение,
товарищество,  союз и т.д.  В связи с широким развитием
торговли одним из наиболее разработанных договоров была
купля-продажа. О пра-                                  
вомерности торговли "но взаимному согласию"  говорилось
еще в Коране (4,33).                                   
   Договор купли-продажи  допускался  лишь  в отношении
реально существующих вещей, и только в ханифитском маз-
хабе  признавалась  продажа вещей,  которые должны быть
произведены в будущем. В случае обнаружения скрытых не-
достатков в купленных вещах (болезнь у раба,  животного
и т.п.) покупатель мог расторгнуть договор.            
   В шариате содержались положения,  которые  формально
осуждали ростовщичество.  Еще в Коране говорилось,  что
"Аллах разрешил торговлю и запретил рост"  (2,276).  Но
на  практике  этот запрет часто нарушался.  Запрещалось
обращать должника в рабство за неуплату долгов,  но его
можно  было  заставить  отработать свой долг кредитору.
Такая форма расчета с кредитором соответствовала разви-
тию феодальных форм эксплуатации.                      
   Большое внимание в мусульманском праве уделялось от-
ношениям имущественного найма, прежде всего аренде зем-
ли. Было известно несколько видов найма, причем первос-
тепенное внимание уделялось вопросам размера и  порядка
взимания арендной платы в пользу собственника.  Широкое
распространение в арабском обществе  получили  договоры
союза и товарищества. Эта правовая форма использовалась
для совместного орошения земли, снаряжения торговых ка-
раванов и т.д.                                         
   Мусульманская религия и шариат рассматривают безбра-
чие как нежелательное состояние, а брак как религиозную
обязанность  мусульманина.  Но  на деле брачный договор
нередко выступал как своеобразная торговая сделка. Фор-
мально  для  заключения брака требовалось согласие сто-
рон,  в том числе и невесты (только шафииты не  считали
такое  согласие обязательным).  Но поскольку считалось,
что волю невесты вправе выразить родители,  брачный до-
говор часто превращался в замаскированную форму продажи
девушки.  Фактически отец распоряжался брачной  судьбой
своих  дочерей,  стремясь при этом получить максимально
высокий выкуп.  Так как согласно преданию Мухаммед  же-
нился  на Айше,  когда ей исполнилось девять лет,  этот
возраст был признан как достаточный  для  вступления  в
брак женщин. У шиитов допускался временный брак, заклю-
ченный на определенный срок.  По шариату мусульманин не
имел права вступать в брак с неверующими и отступниками
от ислама.  Браки,  заключенные с нарушением этих усло-
вий, расторгались. Но мусульманину разрешалось жениться
на женщинах,  исповедующих  другую  религию,  поскольку
предполагалось, что муж обратит свою жену в мусульманс-
кую веру.  Женщине-мусульманке было запрещено  выходить
замуж за иноверца.                                     
   Коран признавал  за мусульманином право иметь до че-
тырех жен одновременно.  Кроме того,  можно было  иметь
наложниц  из числа рабынь.  Но муж обязывался предоста-
вить каждой жене имущество,  жилище и  одежду,  которые
соответствовали  его  положению.  На практике содержать
нескольких жен,  а тем более специальные гаремы  с  не-
вольницами могли лишь представители верхушки феодально-
го общества.                                           
Мусульманская религия  обосновывала приниженное и зави-
симое положение женщины  в  семье.  Превосходство  мужа
обосновывалось  следующим  указанием  в Коране:  "Мужья
стоят выше жен потому,  что бог дал первым преимущество
над вторыми, и потому, что они из своих имуществ делают
траты на них" (4,38).                                  
   Жена не участвовала в расходах по дому, которые воз-
лагались  на  мужа,  но была обязана вести домашнее хо-
зяйство, воспитывать детей. Ее право участвовать самос-
тоятельно  в  имущественном обороте было крайне ограни-
ченно. Маликиты, например, считали, что жена без согла-
сия  мужа  может  распоряжаться  не  более  чем третьей
частью имущества.                                      
   Коран разрешал мужу применять к женам различные  на-
казания, включая телесные: "А тех, непокорности которых
вы боитесь,  увещайте,  и покидайте их на ложах, и уда-
ряйте их" (4,38).                                      
   В мусульманском праве подробно определялись поводы к
разводу и его процедура.  Любой из четырех  браков  мог
быть расторгнут, число последующих браков и разводов не
регламентировалось.  Шариат знал несколько видов разво-
дов,  различавшихся как по самому порядку, так и по его
юридическим последствиям.  Например,  был возможен вре-
менный  развод,  предусматривающий своеобразный испыта-
тельный срок.  Хотя поводы для развода были точно опре-
делены (отступничество от ислама и т.д.),  муж мог раз-
вестись с женой и без объяснения  причин  в  упрощенной
форме  (талак),  произнеся  одну из установленных фраз:
"ты отлучена" или "соединись с родом". В случае развода
муж  должен  был  выделить  жене  необходимое имущество
"согласно обычаю".  Разведенная женщина в течение  трех
месяцев  оставалась в доме бывшего мужа,  чтобы опреде-
лить,  не является ли она беременной. В случае рождения
ребенка  он должен был быть оставлен в доме отца.  Жена
могла требовать развода только через суд, ссылаясь лишь
на строго очерченные основания: муж имел физические не-
достатки, не выполнял супружеских обязанностей, жестоко
обращался с женой или не выделял средств на ее содержа-
ние.                                                   
   Чрезвычайно сложным и запутанным было наследственное
право,  которое к тому же имело существенные различия в
разных правовых школах. Признавались два порядка насле-
дования:  по завещанию и по закону.  Завещание не могло
составляться в пользу законных наследников, затрагивать
более трети имущества завещателя,  его составление тре-
бовало присутствия двух свидетелей.  Особенно  разрабо-
танным был порядок наследования по закону. Из имущества
умершего прежде всего покрывались расходы,  связанные с
его  погребением,  затем  выплачивались  все его долги.
Особенностью шариата было то, что наследованию подлежа-
ли только имущественные права умершего, а не обязаннос-
ти, которые не могли переходить наследникам.           
   Оставшееся имущество переходило к законным наследни-
кам  умершего;  они  делились  на  несколько категорий,
внутри которых устанавливалась своя очередность призва-
ния к наследству.  Так, в первую очередь наследство по-
лучали дети умершего, затем его                        
братья, дяди  и  т.д.  Наследственная  доля женщин была
вдвое меньше доли мужчин.                              
   На получение наследства не имели права вероотступни-
ки,  разведенные супруги, лица, которые, хотя бы и неу-
мышленными действиями,  вызвали  смерть  наследодателя.
Лишь  маликиты  признавали право на наследство за убий-
цей, если он руководствовался справедливыми мотивами.  
   Преступления и  наказания.  Нормы  уголовного  права
представляли  собой наименее разработанную часть шариа-
та.  Они отличались архаичностью, отражали сравнительно
низкий уровень юридической техники. Отсутствовало общее
понятие преступления, слабо были разработаны такие инс-
титуты, как покушение, соучастие, смягчающие и отягчаю-
щие вину обстоятельства и т.п.                         
   Еще средневековые мусульманские правоведы  разделили
все преступления на три группы. Первую из них составля-
ли преступления,  которые восходили,  согласно  мусуль-
манской  доктрине,  к  указаниям самого Мухаммеда.  Они
трактовались как посягательства на "права Аллаха" и  не
допускали  прощения.  Сюда относилось прежде всего отс-
тупничество  от  ислама,  каравшееся  смертной  казнью.
Столь  же сурово карались наиболее дерзкие преступления
против порядка управления - бунт и сопротивление  госу-
дарственным  властям.  К  этой  же группе преступлений,
объявленных тяжким религиозным грехом,  относились кра-
жи,  употребление спиртных напитков,  прелюбодеяние,  а
также ложное обвинение в прелюбодеянии.                
   Вторую группу преступлений составляли противоправные
действия, которые рассматривались как посягательства не
на права всей мусульманской общины,  а на права отдель-
ных лиц.  Нормы,  регулирующие их,  восходили к обычаям
родоплеменного строя,  сохраняли следы непосредственной
расправы  потерпевшего  с  обидчиком.  Так,  умышленное
убийство или смертельное ранение влекли за собой  кров-
ную месть со стороны родственников убитого.  В шариате,
правда,  уже предусматривалась возможность замены кров-
ной  мести денежным выкупом,  если родственники убитого
прощали убийцу. За неумышленное убийство устанавливался
выкуп,  который сопровождался двухмесячным постом и от-
пуском на волю раба-мусульманина. Для других преступле-
ний данной группы, в частности за телесные повреждения,
ответственность также возникала' по принципу возмездия,
т.е. талиона. Этот принцип отчетливо закрепляется в Ко-
ране,  где предписано: "душа - за душу, и око - за око,
и нос - за нос,  и ухо - за ухо, и зуб - за зуб, и раны
- отмщение" (5, 49).                                   
   Наконец, третью группу преступлений составляли дейс-
твия, которые не рассматривались как наказуемые в пери-
од становления халифата, а поэтому не упоминались в ос-
новных источниках шариата. С развитием правовой доктри-
ны и стремлением имущей верхушки  укрепить  сложившийся
общественный  порядок начинают рассматриваться как уго-
ловные преступления и наказываться в  судебном  порядке
такие действия, как неуплата закята, несоблю-          
дение поста,  легкие телесные повреждения, оскорбления,
хулиганство, обвешивание и мошенничество, взяточничест-
во,  растрата государственных средств,  азартные игры и
т.п.  Мера наказания по таким делам зависела от мнения,
высказываемого муджтахидами,  и от усмотрения отдельных
судей.                                                 
   Наказания по мусульманскому праву отразили как арха-
ичные и догосударственные способы возмездия, так и дос-
таточно  разработанные  меры  целенаправленной  уголов-
но-правовой репрессии.                                 
   Преступления первой  и второй группы влекли за собой
строго фиксированные и суровые наказания  (хадд  и  ки-
сас).  Наказания за преступления, относящиеся к третьей
группе (тазир), отличались большим разнообразием и гиб-
костью  (от  4  до 11 видов таких наказаний),  но также
имели ярко выраженный карательный характер. Как отмеча-
лось выше, шариат допускал и тем самым узаконивал кров-
ную месть (в несколько ограниченных по сравнению с  до-
исламским периодом размерах),  талион,  а также выкуп в
вещах или деньгах (до 100 верблюдов или 1 тыс.  динаров
золота)  как компенсацию потерпевшему или его родствен-
никам, если они отказывались от своего права на кровную
месть.                                                 
   В шариате  предусматривались  типичные для средневе-
ковья жестокие и устрашающие наказания.  Так,  смертная
казнь, назначавшаяся по целому ряду преступлений, обыч-
но совершалась публично (путем повешения или  четверто-
вания),  а затем тело казненного выставлялось на всеоб-
щее поругание.  Применялись и  такие  виды  казни,  как
утопление  и закапывание заживо.  Широко использовались
также членовредительские и телесные наказания - отсече-
ние пальцев, рук и ног, бичевание, битье камнями и т.п.
Тюремное заключение  в  Арабском  халифате  применялось
обычно  для содержания преступников до суда,  но посте-
пенно стало использоваться и как мера наказания, причем
в  отдельных случаях назначалось пожизненное заточение.
Лишение свободы выражалось также и в домашнем  заключе-
нии или в помещении в мечеть. Мусульманское право знало
также  имущественные  санкции  (конфискации,  штрафы  и
т.п.)  и  позорящие наказания - бритье бороды,  лишение
права носить чалму, публичное осуждение и т.д., а также
ссылку и высылку (за мелкие преступления).             
   Судебный процесс.  Процесс  по  мусульманскому праву
носил,  как правило,  обвинительный характер. Дела воз-
буждались не от имени государственных органов,  а заин-
тересованными лицами (за исключением преступлений, нап-
равленных против государственной власти). Различия меж-
ду уголовными и гражданскими делами (в  самом  судебном
процессуальном порядке) практически отсутствовали.  Су-
дебные дела рассматривались публично,  обычно в мечети,
где  могли присутствовать все желающие.  Стороны должны
были сами вести дело, не прибегая к помощи адвокатов.  
   Процесс проходил устно,  письменное делопроизводство
не применялось,  хотя со времени правления Абассидов по
гражданским делам составлялись судебные протоколы.  Ос-
новными доказательствами были признания сторон, показа-
ния свидетелей, клят-                                  
иы. Дело  должно  было решаться на одном заседании и не
могло откладываться на следующий день. По существу про-
цесс  в суде превращался в своеобразное состязание сто-
рон,  где. естественно, богатый и бедный не были в рав-
ном положении. При вынесении решения судья, за исключе-
нием  сравнительно  небольшой  категории  дел,  обладал
большой,  свободой  усмотрения,  что давало ему возмож-
ность руководствоваться личными симпатиями и  учитывать
социальное положение сторон.  Особенностью процессуаль-
ного права шариата было то,  что  судебное  решение  не
рассматривалось  как  окончательное и бесповоротное.  В
случае установления новых  фактов  и  обстоятельств  по
рассмотренному  ранее  делу судья мог пересмотреть свое
собственное решение. Это открывало простор для злоупот-
реблений  и произвола.  При оценке доказательств в суде
господствовал формализм. Так, полным доказательством по
делу  считались показания двух достойных доверия свиде-
телей-мусульман.  Показания женщин рассматривались  как
половинные  доказательства.  При отсутствии достоверных
или убедительных доказательств применялась клятва,  ко-
торую обычно должен был произнести ответчик или обвиня-
емый.  Клятва,  произнесенная по  особой  торжественной
форме и с ссылкой на Аллаха, принималась как веское до-
казательство в судебном процессе. Она освобождала обви-
няемого от ответственности или по крайней мере смягчала
наказание (например,  при обвинении в умышленном убийс-
тве).  Признание обвиняемого, если оно было сделано со-
вершеннолетним, вменяемым, не под влиянием принуждения,
рассматривалось в качестве доказательства, достаточного
для вынесения решения суда.                            
   Глава 31.Основные черты права средневекового
 Китая 
   Источники права.  Развитие китайского средневекового
права  проходило  главным  образом  по линии разработки
норм уголовного права,  регулирования сословно-ранговых
различий, налоговых повинностей населения, обязанностей
различных категорий держателей государственных  земель,
а также лиц,  ответственных за сохранение государствен-
ной собственности, за пополнение государственной казны.
Все  эти тесно связанные между собой нормы и составляли
содержание многочисленных правовых  памятников,  динас-
тийных сводов законов, получивших название кодексов.   
   В династийных  сводах законов костяк норм создавался
основателем династии (эти нормы со временем приобретали
черты божественного установления), а его преемники рас-
ширяли,  дополняли этот костяк своими  законодательными
постановлениями, совершенствуя их.                     
   Начиная с Хань, сборники законов неизменно строились
на закреплении  стабильного  ядра  традиционно-правовых
норм -люй,                                             
которые дополнялись новыми - лин.  Постепенно между люй
и  лип произошло разделение по сферам правового регули-
рования:                                               
   люй включали уголовные законы,  а лин -  администра-
тивные постановления и пр.                             
   Большая работа по систематизации законов была прове-
дена в суйском (VI в.) и танском (VII  в.)  Китае.  При
династиях  Суй (581- 618 гг.) и в первый период правле-
ния Тан кодексы подвергались пересмотру каждое царство-
вание. Первым дошедшим до нас сводом законов был кодекс
VII в. династии Тан ("Тан люй шу-и").                  
   Новая активизация законодательной  деятельности  ки-
тайских императоров имела место в период правления все-
китайской династии Сун в связи с усилением власти цент-
рального правительства.  В 960-963 гг.  было составлено
"Исправленное и пересмотренное собрание уголовных зако-
нов", почти целиком повторяющее танский кодекс.        
   В связи со значительным увеличением текущего законо-
дательства работа по классификации законов и  постанов-
лений продолжалась и в последующие годы.  В конце XI в.
в Китае было создано специальное бюро по  пересмотру  и
классификации законов, которое, в частности, подготови-
ло "Свод законов из 900 статей".  В конце XIV в. увидел
свет "Свод законов династии Мин", воспроизводивший мно-
гие положения предшествующих кодексов.  Характерно, что
эта  практика  не  была изменена и после установления в
Китае маньчжурской династии Цин (1644-1912 гг.).  Уже в
1644 году,  после захвата маньчжурами Пекина,  началась
работа по изучению минского кодекса, одной из целей ко-
торой  было  внесение  в него исправлений и изменений в
соответствии с новыми политическими реалиями.          
   В результате работы маньчжурских придворных сановни-
ков и судей в 1647 году был создан кодекс,  подавляющее
большинство положений  которого  было  заимствовано  из
старого  кодекса  династии Мин (1369-1644 гг.),  причем
часть из них в виде основных, коренных положений (люй),
которые не разрешалось изменять.  Более трехсот положе-
ний цинского кодекса было взято из дополнительных  пос-
тановлений минского кодекса, в который, в свою очередь,
вошли без всяких изменений  многие  положения  танского
кодекса.  Составленные на основе старых кодексов, мань-
чжурские кодексы XVII в. почти без изменений действова-
ли в Китае вплоть до начала XX в., определяя содержание
принципов и норм традиционного китайского права.       
   Уголовное право.  Средневековое право Китая, его ди-
настийные  кодексы создавались в условиях сложившихся в
древности стереотипов массового правосознания китайцев,
воспринявших  идеологию ортодоксального конфуцианства с
его синтезом конфуцианства и легизма.                  
   Один из этих стереотипов исходил из веры китайцев  в
исключительную  эффективность  взаимодействующих друг с
другом моральных норм  (ли)  и  жестких  правовых  норм
(фа). В танском кодексе, закрепившем законченную норма-
тивную основу традици-                                 
онного права,  прямые ссылки на моральные нормы ли,  на
конфуцианские произведения встречаются более чем  в  60
случаях. Вместе с тем кодекс исходит из легистских тре-
бований о коллективной ответственности, о поощрении до-
носов  и пр.  Правда,  при этом под прямым воздействием
высказывания Конфуция, осуждавшего донос на родителей и
родственников  как нарушение священного принципа "сяо",
в кодексе предусматривалось наказание  смертной  казнью
за  донос на прямых родственников в первом и втором по-
колениях.                                              
   С действием этого стереотипа связана и другая  черта
массового сознания,  восходящая к легизму. Главная цель
закона - не регулирование  сферы  свободы  личности,  а
репрессия,  санкция,  дополняющая традиционные принципы
повиновения старшим, воле правителя. Более того, с пра-
вом в массовом сознании стало ассоциироваться лишь уго-
ловное право,  которое и получило наибольшее развитие в
китайской правовой культуре. Доминирующие нормы китайс-
кого уголовного права применялись не  только  в  случае
совершения преступления, но и при простом нарушении мо-
рали.  Примером торжества  традиционного  правосознания
может  служить одно из показательных положений танского
кодекса,  предусматривающее наказание в виде битья пал-
ками за абстрактное нарушение моральной нормы,  "за то,
что не следует делать".                                
   Жесткая правовая  градация  людей,   непосредственно
воздействующая на оценку тяжести любого аморального по-
ведения в зависимости от пола, возраста, места в иерар-
хии родственных отношений и в социальной иерархии,  за-
тушевывала социально-классовые различия в  традиционном
праве,  формировала устойчивые представления об уголов-
ном праве как о защитнике  общенациональных  интересов,
требующем неукоснительного соблюдения.                 
   Преступник как  субъект преступления мог быть и сво-
бодным, и рабом. В тех случаях, когда в кодексах не бы-
ло специальных указаний,  лично несвободный буцуй прив-
лекался к суду как свободный.  Но это обстоятельство не
исключало сугубо сословного принципа применения наказа-
ния за многие виды преступлений, а к вещам как объектам
преступления могли относиться и лично несвободные люди.
   Говоря об общих принципах уголовного права,  следует
отметить,  что китайский законодатель учитывал  в  ряде
случаев  формы вины:  умысел и неосторожность,  - но не
всегда  последовательно.  Формальная  неопределенность,
размытость  границ  моральной  нормы ли и как следствие
этого отсутствие сформулированного в  законе  правового
понятия, определения препятствовали четкому разграниче-
нию в праве форм вины,  приводили к частому использова-
нию при вынесении наказаний таких категорий,  как неве-
дение, неумышленность, небрежность, забывчивость, ошиб-
ка.  Эти  понятия  широко применялись еще в древности в
качестве оснований для помилования.                    
   В III-IV вв.  правовая доктрина главным  показателем
преднамеренности преступления стала считать составление
плана его совершения.  Предумышленное  преступление  по
танскому кодексу                                       
отличалось не только составлением плана,  но  предвари-
тельным оговором двух или более человек.               
   Законодательство, в том числе и танское,  не знало и
разработанного института необходимой обороны,  но осво-
бождало  от  ответственности  ближайших родственников -
сына,  внука и пр., защищавших от нападения отца, мать,
деда,  бабку, ибо негативные последствия этих действий,
вплоть до убийства нападавшего, не были продиктованы их
преступной волей.  В этом же ключе,  например, оценива-
лось и преступное деяние слуги,  совершенное по приказу
хозяина.  Требование  "сыновьего благочестия" неизменно
диктовало закрепление вышеуказанных  норм  в  китайском
законодательстве  вплоть  до XX в.,  также как и норм о
признании преступным доноса на  своих  ближайших  родс-
твенников и об освобождении от ответственности за укры-
вательство членов семьи, совершивших преступление.     
   По танскому кодексу смягчались, как правило, наказа-
ния  за преступления по трем категориям лиц:  "старым и
малым",  а также инвалидам.  Но часто детям преступника
грозила продажа в рабство.  Женщины могли быть казнены,
но не могли быть сосланы,  а казнь  беременной  женщины
отсрочивалась на 100 дней после рождения ребенка.      
   Классификация преступлений  в  зависимости от их об-
щественной опасности в свете конфуцианской морали поко-
илась в традиционном праве на концепции "10 зол",  сло-
жившейся в глубокой древности и  пережившей  века.  При
этом объектом преступного посягательства выступал риту-
ал,  нарушение которого в форме  непокорства,  сыновьей
непочтительности,  несогласия и пр.  определяло крайнюю
расплывчатость уголовно-правовой нормы,  дающей возмож-
ность самому судье оценивать тяжесть преступления,  от-
носить к той или иной ритуальной категории  практически
любое  преступление.  Это свойство "10 зол" во все века
ценилось в Китае, где не испытывали уважения к писаному
закону,  не допускающему расширенного толкования право-
вой нормы.                                             
   К первому из "10 зол" относился  "заговор  о  мятеже
против государя", в категорию-которого мог быть отнесен
сговор о любом причинении вреда императору.  Главное  в
этой категории преступлений - направленность преступно-
го посягательства против императора,  "сына неба",  ес-
тественных  "небесных"  установлении.  В  том  же плане
трактовались последующие две формы зла.  "Великое непо-
корство", бунт против существующих порядков и морали, -
конкретно к этой  категории  преступлений  был  отнесен
умысел с целью разрушить,  попытка разрушить или разру-
шение храма и могил предков императора или  императорс-
кой резиденции. Третье зло - "заговор, измена", означа-
ющие измену императору, государству, переход на сторону
его врагов, мятеж, бегство из страны или попытка побега
из осажденного города.                                 
   Все лица, совершившие эти преступления, а также чле-
ны  их семей считались "неисполнившими долг подданных".
Преступники,  их отцы и сыновья старше 16 лет подлежали
смертной казни                                         
через обезглавливание,  женщины семьи (матери, незамуж-
ние дочери,  жены,  наложницы - вместе со слугами) кон-
фисковывались в качестве рабов.                        
   В логической связи с первыми тремя формами зла нахо-
дились и последующие преступления. Четвертое зло - "не-
подчинение, непокорство" - охватывало преступления про-
тив близких родственников,  убийство или избиение деда,
бабки,  родителей,  умысел убить их,  убийство  старших
братьев, сестер, близких кровных родственников мужа (но
не жены): его родителей, бабки или деда.               
   Следующее, пятое  зло  -  "несправедливость,  пороч-
ность" - означало поведение,  противоречащее естествен-
ному порядку вещей,  преступления, совершенные с особой
жестокостью,  злобностью.  Конкретно сюда были отнесены
убийства в одной семье трех человек (если они не совер-
шали   преступлений,  за  которые  полагалась  смертная
казнь) или  совершение  преступления  с  особой  жесто-
костью, например с расчленением трупа, а также все виды
колдовских магических действий, приготовление, хранение
и передача другому лицу ядов и пр.                     
   Шестое зло - "выражение великого непочтения".  В его
основе была группа преступлений, связанных с нарушением
особо значимых запретов ли,  к числу которых были отне-
сены,  например, кража предметов культа, а также вещей,
используемых императором (императорской печати, печатей
его жены,  матери, бабки), а также оплошности, допущен-
ные при приготовлении ему пищи,  лекарства, злословие в
его адрес.  Все лица,  совершившие действия, угрожающие
здоровью  императора  или причинившие ему моральный или
физический вред (например, не выполнившие или подделав-
шие его указ), подлежали удавлению. При этом речь шла о
такой исключающей умысел форме  вины  как  небрежность,
ошибка.  В  противном  случае преступления относились к
первому злу, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
   Седьмые, восьмые,  девятые и десятые формы  зла  так
или  иначе были связаны с защитой нравственного порядка
в семье, рассматриваемого в качестве основы социального
порядка. Седьмое зло - "выражение сыновьей непочтитель-
ности", неподчинение родителям. К нему относились, нап-
ример, обвинение в неблаговидных действиях деда, бабки,
родителей, ругань в их адрес, их плохое содержание, вы-
деление  из  семьи  и раздел имущества без их согласия,
вступление в брак во время ношения траура или ношение в
это время нетраурной одежды и пр.                      
   Восьмое зло - "несогласие,  разногласие" между кров-
ными родственниками. К этой категории относился широкий
спектр преступных действий: от умысла убить или продать
в рабство близкого родственника до избиения женой  мужа
и доноса на родственников старшего поколения.          
   Девятое зло  -  "несправедливость,  неправедность" -
включало в себя преступления,  совершенные друг  против
друга лицами,  связанными не семейными, а официальными,
социально-иерархическими узами, например, убийство под-
чиненным своего на-                                    
чальника, командира, учителя-наставника в конфуцианской
морали,  т.е.  члена той группы  лиц,  которая,  как  и
семья, скрепляла социальный порядок. Сюда же были отне-
сены различные формы выражения женой непочтения к мужу,
например неношение по нему траурной одежды и пр.       
   Десятое зло - кровосмесительные половые связи, кото-
рые приравнивались к поведению "птиц и зверей" и  вклю-
чали в себя половые отношения не только с кровными нис-
ходящими и ближайшими боковыми родственниками,  но и  с
наложницами деда и отца.                               
   "10 зол"  не покрывали все преступные действия.  Они
были своеобразным мерилом отношения к другим преступле-
ниям,  среди которых во все времена выделялись преступ-
ления против конкретного  человека,  посягательство  на
его жизнь,  здоровье и пр. Наказания при этом определя-
лись в традиционном китайском праве с учетом ряда  фак-
торов: социального статуса, отношений преступника и по-
терпевшего в системе кровнородственных и служебных свя-
зей,  наличия  и  интенсивности  преступной  воли и др.
Преднамеренное убийство влекло за собой  самое  тяжелое
наказание - обезглавливание. От ответственности свобод-
ного за убийство "по ошибке",  во время игры  например,
можно  было  откупиться.  Только  сговор рабов и буцуев
убить хозяина влек  за  собой  высшую  меру  наказания,
убийство  же  хозяином своего раба и буцуя наказывалось
по танскому кодексу 100 ударами толстыми палками,  если
они  провинились  перед ним,  если нет - то одним годом
каторги.  Убийство же "по ошибке" в этом случае  вообще
не наказывалось.                                       
   Те же  условия  учитывались  при  нанесении телесных
повреждений,  но мера наказания была меньшей. Муж, при-
чинивший ранение жене,  наказывался менее строго, чем в
случае ранения постороннего человека. За ранение налож-
ницы он вообще не наказывался.                         
   К преступлениям против личности танским кодексом от-
носились многовариантные  ситуации  продажи  в  рабство
свободного (с учетом возраста,  пола, родства потерпев-
шего и преступника),  входящие в категорию "незаконного
перемещения  вещи  с  присущего  ей  хозяйского места",
вместе с хищением и присвоением  различного  рода  иму-
щества.  Эти преступления классифицировались и с учетом
того,  были ли они совершены против частного или казен-
ного имущества, а также частным или должностным лицом -
чиновником.  Учитывались при этом и способы незаконного
приобретения имущества: ограбление, кража, взятка, при-
обретение имущества с  использованием  административных
прав (т.е. в сфере административной деятельности чинов-
ника) и незаконное приобретение имущества,  связанное с
использованием служебного положения. Кража, наказуемая,
как правило,  битьем толстыми палками, определялась как
тайное хищение имущества, грабеж - как открытое хищение
с помощью угроз или силы.                              
   Особую группу преступлений составляли различные фор-
мы незаконного обогащения, получение имущества обманом,
с помо-                                                
щью запугивания,  покупки  с применением силы или чрез-
мерным  получением  выгоды.  Таким  образом,  стиралась
грань  между преступлением и нарушением легальных огра-
ничений договоров, что было характерной чертой традици-
онного права,  не проводящего, как правило, четких раз-
личий между сферой публичных и частных интересов.      
   Учитывалась при вынесении наказания и стоимость  по-
хищенного.  Кража в особо крупных размерах наказывалась
по танскому кодексу ссылкой с дополнительными каторжны-
ми  работами и компенсацией стоимости похищенной вещи в
двойном размере.  Кража казенного имущества увеличивала
меру наказания.  Кража у родственников уменьшала ее.  К
краже приравнивалось и причинение  ущерба  чужому  иму-
ществу. Сурово карался поджог, затопление чужого участ-
ка.                                                    
   Принципы тотальной личной  зависимости  подчиненного
от начальника,  простого смертного от должностного лица
являлись благодатной почвой для различных  видов  долж-
ностных преступлений и прежде всего взяточничества, ме-
ра наказания за которое варьировалась в зависимости  от
того,  нарушил  ли чиновник закон при получении "подар-
ка",  раскаялся или нет, а также в зависимости от стои-
мости,  величины  взятки.  Виновными в преступлении при
этом считались обе стороны.                            
   О суровой, но безуспешной из-за массы правовых лазе-
ек  борьбе  государства против должностных преступлений
свидетельствуют и другие примеры.  Должностным преступ-
лением,  например,  считалось по танскому кодексу любое
получение подарка чиновником от своих подчиненных, даже
если он был в отставке. Однако такие знаки благодарнос-
ти подчиненных,  как подношения в дни "траура и  горя",
даровой  труд "с соблюдением меры",  не считались прес-
тупными.                                               
   Китайское право  не  разделяло  административного  и
уголовного наказания.  Любое нарушение в сфере деятель-
ности администрации влекло за собой  уголовное  наказа-
ние,  будь то опоздание или невыход на работу чиновника
или разглашение государственной тайны.  При этом чинов-
ник  не нес наказания за противоправное действие,  если
оно было совершено по приказу начальника.              
   Особую группу преступлений составляли различные  на-
рушения моральных устоев в семье, половые преступления,
важнейшим критерием негативной оценки которых  выступал
также пол преступника и его место в системе родственных
связей с потерпевшим. Наряду с преступлениями, входящи-
ми в "10 зол",  традиционное право сурово карало прелю-
бодеяние, совращение чиновником женщины, если она нахо-
дилась в сфере его административной власти, изнасилова-
ние,  особенно если раб насиловал свободную женщину,  и
пр. Закон не считал при этом преступлением половые свя-
зи хозяина с рабыней или дочерью буцуев.               
   При династии Северный Вэй (V в.) традиционная систе-
ма  наказаний включала в себя обезглавливание,  удавле-
ние,  каторжные работы со ссылкой, каторжные работы без
ссылки, тогда же в                                     
качестве наказания стало применяться битье  палками.  В
период  Суй (VI в.) толстые палки были дополнены тонки-
ми.  Танский кодекс более чем на тысячелетие упорядочил
систему пяти основных наказаний:  удары тонкими палками
(пять степеней:  от 10 до 50 ударов),  толстыми палками
(пять степеней:  от 60 до 100 ударов), каторжные работы
(трех степеней: от 1 до 3 лет), ссылка (трех степеней в
зависимости  от отдаленности местности:  от 2 до 3 тыс.
ли') и смертная казнь в двух формах (путем  обезглавли-
вания и удушения). В 623 году была введена ссылка с до-
полнительными каторжными работами,  которой могла  быть
заменена смертная казнь. В Х-XI вв. смертная казнь была
дополнена расчленением трупа преступника.              

К титульной странице
Вперед
Назад
Реклама

ламинат на пол . купить диплом Томск с доставкой цена. . Купить свидетельство о рождении на сайте diplomsrusx.com.