Одновременно предусматривался  ряд  гарантий  против
установления  единоличной диктатуры президента (автома-
тический созыв парламента,  запрос мнения Конституцион-
ного совета и т.  п.). Однако деятельность президента в
период чрезвычайного положения никем  не  контролирова-
лась.  В  соответствии  со ст.  19 свои наиболее важные
полномочия:                                            
   назначение правительства, роспуск палаты, введение в
действие исключительных полномочий, передача законопро-
ектов на референдум и ряд других -  президент  осущест-
влял  единолично,  без  контрасигнирования  со  стороны
премьера и соответствующих  министров.  Остальные  акты
президента требовали министерской скрепы,  и, таким об-
разом,  премьерминистр нес за них политическую  ответс-
твенность перед парламентом.                           
   Конституция 1958 г. отказалась от прежней политичес-
кой практики избрания президента парламентом. Отныне он
должен  был избираться коллегией выборщиков,  в которой
члены парламента составляли  ничтожную  часть.  Позднее
косвенные выборы президента были заменены прямыми.     
   Второе место  в государственном механизме Пятой рес-
публики было отведено правительству. В самом общем виде
его компетенция закреплялась в ст. 20 Конституции: пра-
вительство должно определять и  осуществлять  "политику
нации", распоряжаться администрацией и вооруженными си-
лами.  Премьер-министр,  полномочия которого определены
более подробно,  должен руководить деятельностью прави-
тельства,  нести  ответственность  за  оборону  страны,
обеспечивать  исполнение законов,  издавать нормативные
акты в порядке регламентарной власти,  назначать на во-
енные и гражданские должности.                         
   Таким образом,   высшая  исполнительная  власть,  по
конституции, была недостаточно четко распределена между
президентом и премьер-министром, но предполагалось, что
премьер,  обладая определенной автономией, осуществляет
повседневное руководство внутренней политикой. Конкрет-
ные формы взаимодействия президента и премьера зависели
от  согласованности их действий при стратегическом вер-
ховенстве президента и, главным образом, от расстановки
партийно-политических сил.                             
   На последнее  место среди высших государственных ор-
ганов Конституция 1958 г.  поместила парламент. Он сос-
тоял  из  двух палат - Национального собрания и Сената,
которые были  практически  равноправными.  Национальное
собрание избиралось прямым голосованием. Сенат, избира-
емый путем косвенного голосования  коллегиями  выборщи-
ков, должен был обеспечивать представительство террито-
риальных единиц республики и французов,  проживавших за
пределами Франции. Особые "сдерживающие" полномочия Се-
ната,  обладающего правом  вето  в  отношении  проектов
конституционных  изменений,  могли  стать  тормозом при
прохождении важных законопроектов.                     
   Специальный раздел Конституции был посвящен  взаимо-
отношениям между парламентом и правительством,  в кото-
ром отчетливо закреплялась доминирующая роль правитель-
ства.  Тщательно  оформленное функциональное разделение
"властей", подробная регламентация деятельности, струк-
туры  и процедуры заседаний парламента имели целью соз-
дание  системы  "рационализированного"  парламентаризма
вместо  парламентарных моделей Третьей и Четвертой рес-
публик.                                                
   Акты парламента могли регулировать строго определен-
ный и сравнительно небольшой круг вопросов (структура и
принципы организации государственного аппарата,        
права и свободы, гражданство, налоги, основные принципы
гражданского,  уголовного,  трудового права и др.).  По
этим вопросам правительство также могло издавать норма-
тивные акты, имеющие силу закона (ордонансы), но только
с разрешения парламента. Возможность подобного рода де-
легирования парламентом  своих  полномочий  была  прямо
предусмотрена  в  Конституции,  а  последующая практика
закрепила такое положение. Все остальные вопросы должны
были решаться в административном порядке,  регламентар-
ной властью кабинета, т. е. путем декретов.            
   Правительство обладало также значительными  полномо-
чиями по контролю над законодательным процессом. Прежде
всего оно, по сути, определяло повестку дня работы пар-
ламента.  Правительственные  законопроекты  должны были
рассматриваться в первую очередь.  Правительство  могло
также использовать целый ряд средств по отклонению вне-
сенных парламентариями поправок в законопроект и прове-
дению голосования без обсуждения (ст.  40, 41, 44, 45 и
др.). Для принятия финансового законопроекта, например,
парламенту  устанавливался  определенный  срок.  Если в
этот срок бюджетный закон не принимался,  он  мог  быть
введен в действие правительственным декретом.          
   Конституция 1958  г.  устанавливала  ответственность
правительства перед парламентом. Однако принятие "резо-
люции  порицания",  которая  обязывала бы правительство
уйти в отставку,  было обставлено многочисленными усло-
виями (ст. 49). Правительству могло быть отказано в до-
верии только абсолютным большинством  голосов,  а  если
инициаторы  резолюции  не  собирали такого большинства,
они утрачивали право вносить новую  в  течение  той  же
парламентской сессии.                                  
   Таким образом,  хотя система органов, по Конституции
1958 г.,  обладала атрибутами парламентарной республики
(ответственность  правительства перед парламентом,  ми-
нистерская скрепа актов президента и т.  п.),  наиболее
существенные  полномочия в определении и проведении го-
сударственной политики были переданы президенту. Обшир-
ные  прерогативы  президента  Франции,  предусмотренные
конституцией,  не имели аналога  даже  в  президентских
республиках.  Режим Пятой республики стал в теории име-
новаться  смешанным  "президентско-парламентским"   или
"косвенным  президентским" режимом,  став образцом сво-
еобразной                                              
гибридной, а на деле новой, самостоятельной формы прав-
ления,  получившей в  политической  науке  наименование
"полупрезидентская республика".                        
   Судебная власть,  по Конституции 1958 г., провозгла-
шалась "хранительницей личной свободы".  Особое положе-
ние  среди  судов занял Конституционный совет,  который
сосредоточил в своих руках  контроль  за  конституцион-
ностью нормативных актов и, несмотря на отсутствие пря-
мого указания об этом,  право толковать основной закон.
Классическим  примером системы специализированных судов
является и существование во Франции органов администра-
тивной юстиции во главе с Государственным советом.     
   В юрисдикцию  административных  судов входит решение
вопросов о соответствии закону актов и действий  испол-
нительных  органов и должностных лиц,  на практике - от
решений муниципалитетов до актов президента.  В осталь-
ном  же  традиционные  формы судоустройства по прежнему
сохраняются и действуют с незначительной  модернизацией
в 1970-х гг. (Кодекс судоустройства 1978 г.).          
   Конституция 1958  г.  очень  скупо  регламентировала
систему местного управления.  Вместе с тем  французская
(континентальная)  модель местного управления стала об-
разцом для подражания в большинстве стран мира.  В  ней
определенным  образом сочетаются прямое государственное
управление на местах и местное  самоуправление,  причем
агенты  государственной администрации осуществляют над-
зор за деятельностью местных представительных  органов.
Одновременно нижестоящие звенья системы подчиняются вы-
шестоящим.  В этой сфере Конституция 1958 г.  следовала
распространенной  теории,  согласно  которой существуют
"естественные" административно-территориальные  единицы
(село, город и др.), которые могут и должны формировать
свои органы самоуправления, и "искусственные" образова-
ния,  т. е. созданные актами центральной власти (регион
и т.  п.),  в которых управление осуществляется  только
представителями  центральной  власти.  По  конституции,
местными коллективами республики являются коммуны,  де-
партаменты,  заморские территории, которые свободно уп-
равляются выборными советами (ст. 72). Низовой единицей
стала коммуна (село или город), жители которой избирают
свой орган самоуправления - муниципальный совет.  В де-
партаментах избираются генеральные советы. "Искусствен-
ным образованием",не имеющим представительных  органов,
стал регион.  Функции местной администрации в  департа-
ментах  и регионах были возложены на префектов и супре-
фектов, которые являются представителями центра на мес-
тах.                                                   
   Развитие политической  системы Франции в 60-80-х гг.
XX в. Основной тенденцией развития политической системы
Пятой  республики в первые десятилетия ее существования
явилось дальнейшее усиление  президентской  власти,  ее
персонализация.  Президент  стал  на практике не только
главой государства, но и главой правительства, одновре-
менно  ослаблялось и какое-либо противодействие законо-
дательной власти.                                      
   Значительную роль  в  такой  эволюции  президентской
власти  сыграли  конституционная реформа 1962 г.,  осу-
ществленная де Голлем посредством референдума,  которая
изменила  порядок  выборов президента.  Отныне избрание
президента должно было происходить с помощью  всеобщего
голосования.                                           
   Действительный смысл  реформы  заключался в противо-
поставлении главы государства как  непосредственного  и
единственного  избранника  народа  избираемому таким же
способом Национальному собранию.                       
   Кроме того, дальнейшее усиление президентской власти
было связано с возможностью главы государства опираться
на парламентское большинство,  поскольку в 60- 70-х гг.
президент неизменно выступал как лидер голлистской пар-
тии. Имея поддержку большинства в парламенте, он факти-
чески возглавлял и правительство, оттеснив его формаль-
ного  главу  -  премьер-министра.  Полная   зависимость
премьер-министра  и  правительства  от воли президента,
фактическая ответственность правительства перед  главой
государства вследствие совпадения президентского и пар-
ламентского большинства стали характерной чертой  Пятой
республики в это время.  Центром принятия государствен-
ных решений стала  главным  образом  личная  канцелярия
президента,  свободный  от  всякой политической ответс-
твенности разветвленный аппарат Елисейского дворца. За-
метной  тенденцией в развитии режима Пятой республики в
60-70-х гг.  стала и централизация судебно-полицейского
аппарата. Были созданы чрезвычайные органы политической
юстиции, расширены полномочия полиции и префектов.     
Вместе с  тем отмечались определенные сдвиги и в укреп-
лении гарантий прав личности. В 1971 г. Конституционный
совет признал преамбулу к Конституции 1958 г. (со ссыл-
ками на права человека в Декларации 1789 г. и Конститу-
ции  1946 г.) составной частью "конституционного блока"
и обязал органы государственной власти уважать  положе-
ния этой преамбулы как конституционные принципы.  Кроме
того, начиная с 1971 г., Конституционный совет деклари-
ровал целый ряд положений, определяющих принципы право-
вого статуса личности (так называемая  Судебная  хартия
прав человека).                                        
   Серьезные изменения  в расстановке социально-полити-
ческих сил во Франции  проявились  в  период  1973-1976
гг., когда голлистская партия утратила абсолютное боль-
шинство мест в парламенте и  уступила  важнейшие  госу-
дарственные  посты представителям других правых и цент-
ристских группировок.  Одновременно с изменением  соци-
альной  базы  и  падением  голлистской партии усилилось
влияние левых сил.  В 1972 г. реформированная Социалис-
тическая  партия  (ФСП)  и Французская коммунистическая
партия подписали совместную Программу  демократического
Правительства народного единства.  Программа предусмат-
ривала проведение в  стране  социально-экономических  и
политических   преобразований,  восстановление  роли  и
престижа парламента и др. Противостояние двух партийных
блоков - коалиции левых сил,  с одной стороны, и право-
центристской коалиции (ОПР-СФД) -  с  другой,  получило
название "биполяризации" политической жизни, став опре-
деляющей чертой развития политической системы Франции. 
   "Биполяризация" открыла непосредственную возможность
прихода  к  власти  левого блока,  а также изменений во
взаимоотношениях  властей.  Президент  и  правительство
могли отныне стать представителями противостоящих груп-
пировок,  и их фактическая роль прямо зависела от связи
с партийно-парламентским большинством.                 
   В 1981  году  Социалистической партии удалось завое-
вать пост президента,  получив  абсолютное  большинство
мест в парламенте, и сформировать правительство. Сохра-
нив основные положения Конституции 1958 г.,  касающиеся
центрального  аппарата Пятой республики,  правительство
социалистов вместе с тем приняло закон о  децентрализа-
ции  местного управления,  упразднив традиционную долж-
ность пре-                                             
фекта (потом восстановленную),  ввело, хотя и в урезан-
ном виде, пропорциональную избирательную систему. Мест-
ные органы власти получили большую самостоятельность  в
финансовых и других вопросах управления. В соответствии
с законами 1983 г. подчинение нижестоящих органов само-
управления  вышестоящим  было  ограничено определенными
направлениями деятельности (образование,  здравоохране-
ние  и т.  п.),  несколько смягчен был административный
контроль центра над местными  органами  самоуправления.
Право избирать представительные органы (самоуправления)
было предоставлено регионам.                           
   Период 1986-1988 гг.  стал уникальным в том  отноше-
нии,  что помимо определенной переоценки роли государс-
тва,  Пятая республика впервые испытала  новацию  "раз-
дельного правления" - сосуществования президента-социа-
листа и правоцентристского  правительства,  опирающихся
на оппозиционные друг другу политические блоки.  Второй
такой период "сосуществования" продолжался  с  1993  по
1995 г., а с 1997 г., напротив, социалистическое прави-
тельство "сосуществует" с президентом-голлистом.       
   Политические события 80-90-х гг. показали, что, нес-
мотря  на все сложности и перипетии партийного соперни-
чества,  примат президентской власти во  всех  областях
государственной  жизни  и  ныне остался неизменным.  Не
случайно наиболее распространенными оценками Пятой рес-
публики являются такие характеристики, как "суперпрези-
дентская республика" или  "ультрапрезидентский  режим".
Вместе  с тем парламент - арена партийного соперничест-
ва,  и в условиях политической поляризации глава  госу-
дарства  еще больше,  чем прежде,  заинтересован в под-
держке парламентского большинства,  а для наиболее  эф-
фективного проведения в жизнь своей политики партия или
блок партий должны выиграть не только президентские, но
и парламентские выборы. Если же говорить об осуществле-
нии парламентом своей главной функции  -  законодатель-
ной, то здесь он по-прежнему выступает в основном в ро-
ли "регистрационной палаты",  поскольку, по Конституции
1958 г., его собственная сфера законодательных полномо-
чий значительно ограничена,  а повседневный  парламент-
ский  контроль (вопросы министрам) вместе с ответствен-
ностью правительства перед  парламентом  не  играют  во
Франции большой практической роли.                     
Независимо от расстановки основных политических сил, на
рубеже  XX и XXI вв.  государство во Франции оставалось
значительной регулирующей силой в экономике и  социаль-
ных отношениях.  Периодически проводимые национализация
и приватизация отраслей экономики в целом сохранили со-
отношение государственного и частного ее секторов. Осо-
бенностью приватизации во Франции при передаче  малоэф-
фективных отраслей хозяйства и объектов госсобственнос-
ти является сохранение в государственной  собственности
крупных пакетов акций этих объектов,  использование го-
сударственных облигаций или аукционов.                 
   Значительную роль на развитие  политической  системы
Франции оказывают интеграционные процессы общеевропейс-
кого масштаба.  Так, в 1992 г. Конституция Франции была
дополнена разделом "Европейский союз", все более отчет-
ливо стала проявляться тенденция к признанию верховенс-
тва  "коммунитарного  права" (права Европейского союза)
над национальным правом.                               
                                                       
Глава 11. Германия 
   1. Веймарская республика в Германии 
   Крах кайзеровской Германской империи.  Возникновение
Веймарской республики  непосредственно  связано  с  той
экстремальной ситуацией, которая сложилась в конце пер-
вой мировой войны и Ноябрьской  1918  г.  революцией  в
Германии.                                              
   В ряду  революционных  событий  в Европе,  после Ок-
тябрьской революции в России,  Ноябрьская буржуазно-де-
мократическая революция 1918 г.  занимает особое место.
Германская революция носила массовый,  народный  харак-
тер.  В  нее  были  вовлечены почти все социальные слои
Германии.  Это был мощный взрыв  народного  негодования
против самой войны и тех реакционно-милитаристских сил,
которые развязали и продолжали ее до полного  поражения
германской  армии.  Война  приносила все новые бедствия
немецкому народу.  Она стоила Германии 2,5 млн.  убитых
немцев, сотен тысяч пропавших без вести, 4,5 млн. ране-
ных и инвалидов,  привела к разрухе  в  промышленности,
сокращению посевных площадей,  падению урожаев, к голо-
ду, ставшему следствием экономической блокады. Озлобле-
ние  против  правительства было всеобщим.  Верхи уже не
могли управлять страной  по-старому.  Между  германским
народом  и  полностью  дискредитировавшей себя правящей
элитой образовалась пропасть.                          
   В условиях надвигающегося к осени  1918  г.  полного
военного  и политического поражения в Германии до край-
ности обострился клубок социальных противоречий, свойс-
твенных кайзеровской империи, в которой бурное развитие
капитализма сочеталось  с  сохранением  полуфеодального
землевладения  в деревне,  полуабсолютистский режим - с
утвердившимися формами буржуазного парламентаризма, фе-
дерализм с доминированием реакционной Пруссии. Противо-
речия между трудом и капиталом переплетались с про  ти-
воречиями между юнкерством и буржуазией, между широкими
народными массами и милитаристскими правящими кругами. 
   Другая отличительная черта Ноябрьской революции была
связана с тем, что она происходила под непосредственным
влиянием Октябрьской революции в России и,  более того,
при  прямой  идеологической и организационной поддержке
руководством российской большевистской партии ее  лево-
радикального крыла.  Под влиянием Октябрьской революции
в 1918 г.  в Германии все настойчивее стали звучать ло-
зунги  социалистической революции,  "социализации собс-
твенности",  национализации банков, шахт, крупного зем-
левладения,  перехода всей власти в руки рабочих и сол-
датских Советов.                                       
   Леворадикальные силы связывали  будущее  Германии  с
ликвидацией буржуазных порядков в ходе победоносной со-
циалистической революции в союзе с  Советской  Россией.
Эти лозунги, однако, не разделялись не только большинс-
твом немецкого народа, но и большинством рабочего клас-
са  Германии,  находившимся под стойким влиянием рефор-
мистской социал-демократической идеологии.             
   Коммунистическая пробольшевистская партия  Германии,
сформировавшаяся  в  декабре  1918 г.  на основе "Союза
Спартака",  не опиралась на сколько-нибудь значительную
социальную  базу.  Она  не  смогла  предложить рабочим,
средним слоям,  крестьянству собственной широкой демок-
ратической  программы выхода из тяжелейшего социального
кризиса.                                               
   Доминирующие требования и лозунги Ноябрьской револю-
ции:  прекращение войны, уничтожение монархии, создание
демократической  парламентской  республики,  устранение
политического господства милитаристских сил юнкерства и
воинствующих кругов крупной буржуазии, ликвидация полу-
феодального юнкерско-помещичьего землевладения, закреп-
ление социальных прав трудящихся, - не выходили за бур-
жуазно-демократические рамки.                          
   Революция в  Германии не была единовременным событи-
ем.  Ее преддверием стала волна политических  стачек  и
демонстраций летом 1918 г. с требованием мира, демокра-
тии и улучшения жизненных условий немецкого народа, на-
чалом  -  восстание моряков в Киле 4 ноября 1918 г.,  в
ходе которого и были созданы первые рабочие и солдат-  
                                                       
ские Советы.  Затем революция, с той или иной мерой ин-
тенсивности,  стала распространяться по всей стране. Но
уже в январе 1919 г. контрреволюция, опираясь на сохра-
нившийся кайзеровский государственный аппарат,  генера-
литет,  офицерство старой армии, на создаваемые по всей
стране добровольческие отряды,  в которые широко вовле-
кались представители средних слоев и  крестьянства,  не
разделявших леворадикальных требований восставших,  пе-
решла к ее вооруженному подавлению. Выступление рабочих
в  Берлине было жестоко подавлено,  разгромлен штаб не-
мецких коммунистов,  зверски убиты основатели Коммунис-
тической  партии  Германии Карл Либкнехт и Роза Люксем-
бург.                                                  
   Локальные революционные   выступления   продолжались
вплоть до 1921 г., но они носили разрозненный характер.
Их своеобразной кульминацией стало установление  проле-
тарской власти в Баварии.  В апреле 1919 г.  здесь была
провозглашена  Советская  республика,  избран   Комитет
действия из 15 человек во главе с коммунистами, созданы
комиссии для проведения революционных преобразований  в
экономике,  начата национализация банков, создана Крас-
ная гвардия и Красная армия.  Республика пала в  начале
мая, не просуществовав и одного месяца. К этому времени
в Германии были подавлены последние революционные  оча-
ги.                                                    
   Главными завоеваниями  революции были выход Германии
из войны,  крах кайзеровской империи Гогенцоллернов,  а
вместе  с ней и ликвидация еще двух десятков германских
полуабсолютистских монархий, установление демократичес-
кой формы правления, парламентской Веймарской республи-
ки,  закрепление широкого перечня политических и  соци-
альных прав и свобод германского народа:               
   всеобщего избирательного права,  свободы слова, соб-
раний,  союзов, 8-часового рабочего дня, права на орга-
низацию профсоюзов,  коллективный договор, отмена реак-
ционных законов о кабальных формах эксплуатации кресть-
ян (законов о челяди),  ликвидация крупного феодального
землевладения и пр.  В силу ряда объективных и  субъек-
тивных факторов, массового немецкого консерватизма, на-
личия мощных сил реакции Ноябрьская революция в  Герма-
нии  не уничтожила питательных корней германского мили-
таризма, не провела                                    
кардинальной чистки  его главного носителя - кайзеровс-
кого бюрократического государственного аппарата.       
   Установление революционных органов власти. Советская
форма  революционной  власти  установилась  в  ходе Но-
ябрьской революции 1918 г.  под прямым воздействием Ок-
тябрьской революции 1917 г. Коренное отличие германских
рабочих и солдатских Советов от российских Советов  ра-
бочих,  солдатских и крестьянских депутатов заключалось
в том,  что руководимые  социал-демократами  германские
советы не пошли на прямую конфронтацию с немецкой либе-
ральной буржуазией,  принимавшей участие в революции, и
не  ставили своей задачей уничтожение капиталистической
системы.                                               
   В ходе создания новых органов  революционной  власти
уже  в  ноябре 1918 г.  лидирующие позиции среди повсе-
местно возникающих рабочих и солдатских Советов  Герма-
нии  (а  кое-где  и крестьянских Советов) заняли Советы
Большого Берлина и избранный ими  Центральный  комитет,
по  инициативе которого был создан Совет Народных Упол-
номоченных (СНУ),  взявший на себя  функции  временного
"политического кабинета".  Его возглавили социал-демок-
раты Ф. Эберт и Г. Гаазе.                              
   СНУ распустил обе палаты прусского ландтага,  но ос-
тавил  в  должности  старых статс-секретарей в качестве
"министров-специалистов",  штабной  генералитет  с  его
контрольными функциями над вооруженными силами,  чинов-
ничество.  В конце ноября 1918 г.  по инициативе СНУ  в
Берлине была созвана Конференция, в которой участвовали
представители революционных правительств немецких госу-
дарств, с целью решения вопроса об Учредительном собра-
нии,  определения основ будущей конституции Германии, а
также  установления  порядков  переходного  периода  во
"взаимоотношениях отдельных государств".  До созыва Уч-
редительного  собрания должен был действовать и бундес-
рат с контрольными функциями  над  правительствами  зе-
мель.                                                  
   В декабре  1918  г.  состоялся  Всегерманский  съезд
представителей рабочих и солдатских Советов, на котором
была  принята  резолюция о созыве Учредительного Нацио-
нального собрания и о передаче всей  полноты  законода-
тельной  и исполнительной власти СНУ впредь "до оконча-
тельного решения Национальным собранием будущего  госу-
дарственного устройства".  Съезд избрал Центральный со-
вет, которому формально предоставлялось право контроли-
ровать ре-                                             
волюционное правительство,  но  фактически  он  не имел
действенных и долговременных полномочий; 19 января 1919
г. были проведены выборы в Национальное собрание.      
   В выборах приняли участие 30 млн.  избирателей,  от-
давших почти поровну свои голоса представителям  буржу-
азных и рабочих партий.  54,4% мандатов получили Немец-
кая национальная народная партия,  Немецкая  демократи-
ческая  партия  и  Христианско-демократическая народная
партия (Центр), 45,5% - Социал-демократы (включая Неза-
висимых социал-демократов,  ранее отделившихся от Соци-
ал-демократической партии).  В феврале 1919  г.  Нацио-
нальное  собрание начало свою работу в качестве высшего
легитимного  представительного  органа  государственной
власти, полномочия которого были подтверждены Централь-
ным советом рабочих и солдатских Советов.              
   Одним из первых законов Национального собрания  стал
Закон  от  10  февраля  1919 г.  "О временной имперской
власти",  закрепивший право и обязанность Национального
(учредительного)   собрания  создать  новую  германскую
конституцию с парламентско-республиканским  строем,  во
главе  с  избранным  на основе всеобщего избирательного
права Национальным собранием. Главой государства должен
был   стать   президент,  главой  правительства  -  ми-
нистр-президент с правом  контрасигнации  постановлений
президента, ответственный перед Национальным собранием.
Договоры об объединении в "Союз народов" немецких госу-
дарств  должны были одобряться Национальным собранием и
созданным ранее Комитетом германских государств,  кото-
рый и занял место бундесрата, но со значительно меньшим
объемом полномочий.  За ним закреплялось право "содейс-
твия"  Национальному собранию в законодательном процес-
се.  11 февраля Национальное  собрание  избрало  Эберта
президентом республики, 13 февраля Шейдеман сформировал
конституционное правительство, в которое наряду с Соци-
ал-демократами  вошли представители Немецкой демократи-
ческой партии  и  Христианско-демократической  народной
партии (Центр).                                        
   В начале  марта  1919 г.  был принят "переходный за-
кон", касающийся правопреемства Республики, постановив-
ший, что все предписания, изданные кайзеровской импери-
ей,  признаются действующими, поскольку они не противо-
речат временному имперскому и переходному закону. На-  
чалась спешная работа по подготовке конституции,  кото-
рая  должна  была закрепить завоевания революции,  и на
основе ее компромиссных положений укрепить политическую
стабильность в стране.                                 
   Веймарская конституция.  Конституция 1919 г., вошед-
шая в историю под названием  Веймарской  (по  месту  ее
принятия), стала одной из самых демократических консти-
туций,  известных в это время буржуазным  странам.  Она
разрабатывалась в условиях,  когда революция в Германии
еще не была подавлена, что и нашло отражение в демокра-
тическом, сугубо компромиссном содержании ее положений,
в призывах к "гражданскому миру",  "сотрудничеству всех
классов", к "свободе" и "справедливости".              
   Содержание Конституции  было  обусловлено  не только
столкновениями интересов и соглашениями различных соци-
ально-политических  сил  в Национальном собрании,  но и
теми кардинальными социальными и политическими  измене-
ниями, которые произошли в Германии в переломный период
ее истории - с ноября 1918 г.  по июнь 1919  г.  Первый
важный шаг на пути политического компромисса был сделан
еще 15 декабря 1918 г.,  когда  Гуго  Прейс,  профессор
публичного права в Берлинской торговой школе, известный
еще кайзеровской Германии как "левейший государствовед"
и видный деятель Национально-либеральной партии,  полу-
чил назначение на пост Государственного  секретаря  Ми-
нистерства  внутренних дел вместе с предложением соста-
вить проект новой конституции.  Проект конституции  был
составлен  в течение нескольких дней на основе разрабо-
танного им ранее по собственной  инициативе  проекта  и
после доработки, в которой участвовал в качестве предс-
тавителя правительства М.  Вебер',  был направлен в СНУ
под   названием   "Проект  будущей  конституции  (общая
часть)".  Состоящий всего из 68 статей "предварительный
проект"  конституции  содержал три раздела:  "Империя и
свободные германские государства", "Рейхстаг", "Имперс-
кий  президент и имперское правительство".  В нем конс-
труировалась модель парламентской  республики  с  двумя
взаимодействующими  и сдерживающими друг друга центрами
государственной                                        
                                                       
   ' Макс Вебер (1864-1920) один  из  наиболее  крупных
социологов конца XIX - начала XX в.                    
                                                       
власти: рейхстагом и президентом. Основные права и сво-
боды не были подробно прописаны в проекте и были предс-
тавлены лишь статьями о свободе  совести,  о  равенстве
всех немцев перед законом и о защите национальных мень-
шинств. Составитель стремился избежать длительных деба-
тов по этому поводу в Национальном собрании,  способных
увести в небытие сам проект,  как это  имело  место  во
Франкфуртена-Майне в 1848 г.                           
   Важнейшим нововведением проекта стала глубокая реор-
ганизация федеральной формы  государственного  устройс-
тва, в основу которого была положена идея единого госу-
дарства,  состоящего из 16 равноправных,  с равной чис-
ленностью в 2 млн. жителей, земель (областей).         
   В январе  1919  г.  проект конституции был передан в
СНУ,  члены которого,  в частности  Эберт,  потребовали
большего  выявления его демократического характера,  за
счет прежде всего включения  широкого  перечня  прав  и
свобод.                                                
   Результатом последующей  полугодовой работы над про-
ектом конституции (включая дебаты в Национальном собра-
нии) стал новый его вариант,  составленный из двух час-
тей:  "Строение и задачи империи" и "Основные  права  и
обязанности  немцев".  Отход  от традиционной структуры
европейских конституций,  в которых на первом месте был
перечень прав и свобод,  не был случайным.  Г.  Прейс и
его коллеги по Конституционному комитету  считали,  что
"сначала должно быть государство,  которое могло бы за-
щитить основные права".                                
   Конституция была принята  Национальным  собранием  в
июле 1919 г. Принципиально новые правовые концепции, по
сравнению с Конституцией 1871 г.,  нашли отражение в ее
преамбуле. Это - принцип "народного единства" и "народ-
ного суверенитета" ("суверенитета  единого  германского
народа",  который,  как записано в преамбуле, "дал себе
эту Конституцию"),  а также принципы "свободы" и "соци-
альной справедливости".  Провозглашением "народного су-
веренитета" разрушалась династийная традиция  государс-
твенной  власти,  так как ее носителями становились вы-
борные на основе всеобщего избирательного  права  рейх-
стаг и президент.                                      
   Германская империя провозглашалась республикой с фе-
деративной формой государственного устройства,  которая
имела весьма специфический характер. Веймарская кон-   
ституция отвергала формулу старой Конституции 1871 г. о
"союзе династий", способствовавшую раздробленности, за-
силию юнкерства на местах, обнаруживая явную склонность
к  унитаризму.  Бывшие  "союзные  государства" получили
название земель,  а своеобразная верхняя палата имперс-
кого  парламента  была  названа не бундесратом (Союзным
советом), а рейхсратом (Имперским советом).            
   Земли имели свои законодательные органы - ландтаги и
свои конституции,  которые должны были закрепить,  сог-
ласно ст.  17 Веймарской  конституции,  республиканскую
форму правления и всеобщее,  равное, прямое избиратель-
ное право при тайном голосовании.  Непосредственно  им-
перской Конституцией определялся и правовой статус чле-
нов ландтагов (ст. 36-39).                             
   Права земель были значительно ограничены  в  области
законодательства и в финансовой сфере. В ст. 6-12 Конс-
титуции предусматривался сложный порядок  распределения
законодательных прав между империей и землями, основан-
ный на главном принципе - имперское право имеет преиму-
щество перед правом земель (ст. 15).                   
   Ряд сфер  общественной  жизни  -  внешние отношения,
гражданство,  таможенное,  почтовое и телеграфное дело,
устройство  обороны  и  другие - регулировался исключи-
тельно законодательством империи (ст.  6). Гражданское,
уголовное право,  судопроизводство, печать, союзы, соб-
рания,  торговля,  промышленность,  горное дело и др. -
были  отнесены преимущественно к законодательству импе-
рии (ст.  7). Земли сохраняли законодательную власть по
этим вопросам до тех пор и в той мере,  в какой империя
не пользовалась своими законодательными правами. В этом
случае  земельный закон находился под угрозой его отме-
ны. Согласно ст. 13, "при возникновении сомнений и раз-
личий  во  взглядах"  по закону,  принятому в отдельной
земле, империя имела право с помощью Имперской судебной
палаты  отменить  его  на основании главного постулата,
что "имперское право имеет перевес над  правом  земель-
ным".                                                  
   Кроме того,  империя могла издавать законы "по необ-
ходимости", например в области охраны общественного по-
рядка и безопасности,  и устанавливать основные положе-
ния законов (положения о "принципах законов"), разраба-
тываемых  в  землях,  касающихся  религиозных  обществ,
школьного дела,                                        
земельного права и пр. Эти общие принципы законодатель-
ства имели обязательный характер для земель,  если речь
шла  об отделении церкви от государства (ст.  138 (1)),
об "основах" служебных отношений чиновников,  предписы-
вающих, в частности, устранение всех ограничений, каса-
ющихся чиновников-женщин (ст.  123 (3)).  Ни  законода-
тельные, ни исполнительные органы земель не имели права
отходить от этих принципиальных установок центра.      
   При таком распределении  законодательных  полномочий
между империей и землями последним оставалось право са-
мостоятельно законодательствовать только по  малозначи-
тельному кругу местных вопросов:  о местных налогах,  о
санитарной службе, дорогах и пр.                       
   Империи принадлежало право не только определять раз-
меры  и  порядок поступлений доходов в имперскую казну,
но и вмешиваться в вопросы налогового обложения отдель-
ных земель,  издавать законы,  устанавливающие принципы
"допустимости и способы взимания в землях налогов" (ст.
11). Попытки несколько смягчить финансовый диктат цент-
ра были предприняты в 1923 г.,  когда был принят  Закон
"О финансовом выравнивании",  который имел,  в силу не-
достаточной его разработанности,  весьма малый  эффект.
Более того,  согласно ст. 18 Конституции, территориаль-
ные изменения или создание новых земель могли быть осу-
ществлены только путем принятия "имперского закона",  и
лишь "по возможности" собразуясь с волей населения  са-
мих земель.                                            
   Значительно больший  объем  полномочий  сохранялся у
земель в административной сфере,  так как  за  органами
земель  Конституцией закреплялось право приводить в ис-
полнение имперский закон, если "имперский закон не пос-
тановил иначе" (ст. 14). Но при этом за империей сохра-
нялось право административного надзора за органами  зе-
мель. В новой Конституции, как и в старой 1871 г., было
предусмотрено право имперской "экзекуции" (ст. 48).    
   Проявившееся в этих положениях особое стремление ук-
репить  центральную  власть стало ответом на партикуля-
ристские настроения в землях,  усилившиеся  во  времена
революции.  По убеждению членов Национального собрания,
Конституция должна  была  соответствовать  тому  идеалу
действительно  единого,  сильного государства,  которое
способно было вывести страну из глубочайшего внутри-  и
внешнеполитического кризиса.                           
В соответствии с  конституционным  принципом  народного
суверенитета  рейхстагу как органу народного представи-
тельства, избираемому всеобщим голосованием, отводилось
в Конституции формально первое место.  За ним закрепля-
лась высшая законодательная власть, в том числе и право
изменять Конституцию (для принятия простых законов тре-
бовалось большинство,  а для конституционных поправок -
квалифицированное  большинство  голосов членов рейхста-
га),  а также вотировать бюджет. Эти права, однако, ог-
раничивались  другими конституционными органами:  рейх-
сратом и президентом.                                  
   Рейхсрат, подобно бывшему  бундесрату,  формировался
из представителей правительств отдельных земель.  Чтобы
избежать доминирующего положения Пруссии  в  рейхсрате,
распределение  голосов в нем строилось по иному принци-
пу,  чем в Конституции 1871 г. Каждая земля должна была
иметь  один голос плюс к этому дополнительную сумму го-
лосов,  из расчета 1 голос на каждые 70 тыс.  избирате-
лей,  но  ни  одна из них не могла иметь более 2/5 всех
голосов, т.е. обладать абсолютным большинством, которое
требовалось для изменения Конституции. Более того, сог-
ласно ст. 63 Конституции, половина из 26 прусских голо-
сов  (всего  рейхсрат  состоял из 66 представителей зе-
мель) передавалась непосредственно прусским            
   провинциям.                                         
   Формально рейхсрат не обладал законодательными  пол-
номочиями, но, вотируя бюджет, рейхстаг не мог без сог-
ласия рейхсрата повышать его расходную часть или  вклю-
чать новые статьи расходов.                            
   Рейхсрату принадлежало  право  отлагательного вето в
отношении законов,  принятых в рейхстаге (ст. 74), "оп-
рокинуть"  которое  он  мог только с помощью вторичного
рассмотрения и нового утверждения законопроекта  квали-
фицированным большинством голосов. Законодательная ини-
циатива принадлежала членам рейхстага и имперскому пра-
вительству,  но правительственный законопроект нуждался
в одобрении рейхсрата.                                 
   Рейхсрат, наряду с рейхстагом,  обладал правом реше-
ния  вопроса об изменении или внесении поправок в Конс-
титуцию. Не принятый во внимание протест рейхсрата про-
тив  постановления  рейхстага о поправках в Конституцию
мог служить поводом для референдума, "если рейхсрат в  
течение двух  недель  потребует  народного голосования"
(ст. 76 п. 2).                                         
   Особое место в конституционном механизме  отводилось
президенту республики, решающее значение которого опре-
делялось его всенародным избранием,  длительным  сроком
нахождения у власти (7 лет), правом переизбрания на но-
вый срок.  Ему как внепартийному "арбитру" и отводилась
главная  роль в установлении на основе консенсуса поли-
тической стабильности в стране.  Независимый от  парла-
ментского большинства, президент должен был противосто-
ять "парламентскому абсолютизму",  которого так боялись
левые партии.  В этой роли президент наделялся и правом
отменить закон, принятый рейхстагом, с помощью референ-
дума (ст. 73).                                         
   Наряду с  правами  главы  государства президент имел
широкие исполнительно-распорядительные  полномочия.  Он
назначал  и  увольнял  рейхсканцлера империи,  и по его
предложению,  имперских министров (ст. 53), всех высших
должностных  лиц империи (имперских чиновников и офице-
ров) (ст. 46), являлся верховным главнокомандующим (ст.
47),  представителем  империи  в международных делах (в
качестве такового ему предоставлялось  право  заключать
от  имени  империи союзы и иные договоры с иностранными
государствами,  аккредитовать и принимать  послов  (ст.
45);  он имел право помилования в пределах империи (ст.
49).  Особое место в Конституции занимала вышеуказанная
ст. 48 о чрезвычайных полномочиях президента, названная
впоследствии статьей о  "президентской  диктатуре".  На
основании  этой  статьи  президент имел право с помощью
вооруженной силы принудить любую землю "выполнять  обя-
занности, возложенные на нее Конституцией или имперским
законом",  а также принимать меры в случае  "серьезного
нарушения  общественной безопасности и порядка" или уг-
розы такого нарушения.  При этом он мог  полностью  или
частично приостановить действие статей об основных пра-
вах немцев.                                            
   Президент и рейхстаг обладали,  по Конституции, фор-
мально  равнозначными рычагами воздействия друг на дру-
га,  призванными обеспечить баланс в системе  государс-
твенных органов.                                       

К титульной странице
Вперед
Назад
Реклама

Купить диплом доктора наук узнать больше.