Однако период  "урегулирования" не был продолжитель-
ным.  Уже в 1962 г.,  после очередного пленума ЦК  КПК,
началась  "кампания за социалистическое воспитание",  в
ходе которой экстремистское крыло  руководства  КПК  во
главе с Мао Цзэдуном путем раздувания культа личности и
искусственного обострения классовой  борьбы  стремилось
обеспечить  внутренние  условия для претворения в жизнь
своего "особого" курса. В 1964 г. в рамках "социалисти-
ческого  воспитания" развернулась другая широкая кампа-
ния, получившая название "учиться стилю работы у НОАК".
Армия  была объявлена непревзойденным образцом для пар-
тии и всего народа.  Армейские  порядки  превозносились
как самый высокий идеал организации.  Не только общест-
венно-политическая жизнь и производство, но также куль-
тура  и  быт должны были приближаться к казарменным по-
рядкам по формуле "весь народ - солдаты".              
Наиболее деструктивная  кампания тех лет ("пролетарская
культурная революция"),  продолжавшаяся с 1966 по  1976
г., означала левоэкстремистский переворот, в ходе кото-
рого были подвергнуты слому конституционная система го-
сударственных  органов и уставная система организаций и
комитетов КПК.                                         
   В самом начале она  носила  характер  проработки  на
страницах печати ряда литераторов и ученых. Затем к ней
были подключены отряды молодежи:  хунвэйбины ("красног-
вардейцы"  или  "красные  охранники") из числа учащихся
школ и вузов и цзаофани ("бунтари") из других слоев на-
селения.  Умело направляемые лидерами "культурной рево-
люции" и поддерживаемые воинскими частями,  эти  отряды
были  брошены на погром местных и некоторых центральных
государственных, партийных органов, профсоюзных и моло-
дежных  организаций,  администраций  учебных заведений,
научно-исследовательских институтов и  пр.  Вооруженной
поддержкой хунвэйбинов и цзаофаней руководили специаль-
ные "комитеты поддержки левых",  создававшиеся при  ко-
мандовании  больших  военных  округов  по всей стране и
имевшие подчиненные им структуры в нижестоящих  военных
округах и гарнизонах. Военные составили и костяк порож-
денных "культурной революцией" новых органов  власти  -
так называемых ревкомов, которые первоначально заменили
собой не только местные народные правительства (СНП  не
созывались),  но и местные парткомы и комитеты всех об-
щественных организаций,  которые практически прекратили
свое существование. Репрессии затронули многие миллионы
людей. Карательные функции в период "культурной револю-
ции"  осуществляли  объединенные  под военным контролем
специальные органы, "комиссии по искоренению контррево-
люции",  "органы (комитеты, отделы, штабы) пролетарской
диктатуры" или просто "органы диктатуры".              
   К концу 1968 - началу 1969 г. лидеры "культурной ре-
волюции", видимо, сочли, что проведенная глубокая чист-
ка уже укрепила их руководящее положение. Главной зада-
чей  XI  съезда КПК 1969 г.  стало формирование высшего
руководства партии, что свелось к почти полному включе-
нию  "пролетарского  штаба"  в состав политбюро ЦК КПК.
Партия воссоздавалась сверху и снизу. После центральных
органов стали формироваться низовые ячейки и парткомы. 
С окончанием  формирования  парткомов   провинциального
уровня  "ревкомы" стали выполнять преимущественно функ-
ции местных правительств.                              
   Конституционное закрепление  "ревкомов"  в  качестве
правительственных  органов  произошло  в 1975 г.  Но до
этого состоялся еще один съезд КПК (X),  когда в состав
ЦК вошли и некоторые ранее ошельмованные члены политбю-
ро и другие партийные деятели  высокого  ранга,  в  том
числе  и  Дэн  Сяопин  (впоследствии его кооптировали в
состав политбюро).                                     
   Во время "культурной революции" только что  начавшие
создаваться правовые основы государства были разрушены.
"Культурная революция" создала свою  государственно-по-
литическую  систему,  которая до 1975 г.  не имела даже
формального подобия конституционно-правового  закрепле-
ния.  Только  в  1975 г.  первой и единственной сессией
ВСНП четвертого созыва была принята  новая  Конституция
КНР, которая была значительным регрессом по сравнению с
первой,  Конституцией 1954 г. Это был чрезвычайно крат-
кий  (всего  30 статей) документ,  представляющий собой
скорее политическую декларацию,  нежели  правовой  акт.
Новая  Конституция была призвана легализовать некоторые
институты и политические установки,  порожденные "куль-
турной  революцией".  "Ревкомам"  фактически придавался
статус органов,  составлявших политическую основу госу-
дарства. Формально они объявлялись лишь постоянными ор-
ганами местных СНП,  но им были предоставлены равные  с
собраниями полномочия, к тому же СНП на практике не со-
зывались. Конституция 1975 г. упразднила пост Председа-
теля КНР и такие институты, как Государственный комитет
обороны и Верховное государственное совещание.  Ею были
значительно  сужены  полномочия  ВСНП И ПК ВСНП,  из ее
текста были исключены положения о  гарантиях  и  правах
депутатов  ВСНП,  положения о его постоянных комиссиях,
упразднена прокуратура и пр.  В  Конституцию  не  вошли
прежние  установления  о национальном равноправии и ра-
венстве граждан перед законом, о запрещении дискримина-
ции и гнета в отношении любой национальности и пр.     
   Китайское государство в период строительства регули-
руемой рыночной экономики.  В 1976 г.,  менее чем через
месяц  после  смерти  Мао  Цзэдуна,  были отстранены от
власти его ближайшие сподвижники  ("четверка")  -  ядро
левоэкстремистской группы в руководстве КПК и КНР,  ко-
торую возглавила вдова Мао Цзэдуна-Цзян Цин. Возвратил-
ся на политическую арену страны Дэн Сяопин, избранный в
том  же году на XI съезде КПК заместителем Председателя
ЦК КПК и ставший набирать все больший политический  вес
в руководстве партии и страны. Вскоре он стал фактичес-
ким лидером партии и государства, хотя формально никог-
да не занимал поста председателя ЦК КПК или председате-
ля КНР.                                                
   В октябре 1977 г.  ПК ВСНП  принял  постановление  о
внесении изменений в Конституцию КНР.  Конституция 1978
г. была ярко выраженным компромиссным документом, соче-
тавшим  установки нового китайского руководства с неко-
торыми лозунгами "культурной революции".  В Конституции
нашли закрепление даже политические институты "культур-
ной революции" (например,  "ревкомы"),  но вместе с тем
были восстановлены положения Конституции 1954 г. о зап-
рещении дискриминации и гнета в отношении любой  нацио-
нальности,  о гарантиях гражданских прав,  о прокурату-
рах,  о местных СНП ("ревкомы" стали их исполнительными
органами) и др.                                        
   Конституция КНР  1978 г.  действовала немногим более
четырех лет.  За этот период в нее дважды вносились су-
щественные  изменения,  одно  из которых было связано с
упразднением "ревкомов",  другое - с  введением  нового
института - постоянных комитетов местных СНП.          
   Действующая Конституция  КНР  была принята 4 декабря
1982 г.  Из нее были устранены все формулировки и уста-
новки, порожденные "культурной революцией". В отношении
регулирования организации и деятельности  государствен-
ных  органов  Конституция 1982 г.  вернулась почти пол-
ностью на позиции первой Конституции КНР,  но Председа-
тель КНР не является теперь главнокомандующим вооружен-
ными силами и не созывает Верховные государственные со-
вещания.  Усилена была правотворческая компетенция Пос-
тоянного комитета ВСНП и Госсовета и пр. Вслед за Конс-
титуцией были приняты законы об организации ВСНП,  Гос-
совета,  местных СНП и местных народных правительств, а
также законы о выборах ВСНП и местных СНП.  В Конститу-
цию КНР дважды вносились поправки.  Первый раз - в 1988
г.,  когда  были легализованы на конституционном уровне
частные хозяйства и  установлена  возможность  передачи
 права землепользования. Целая серия разнооб-            
разных поправок в Конституцию имела  место  в  1993  г.
Первая  из  них  (но третья по общей нумерации) вносила
изменение в преамбулу и  связывалась  с  вынесением  на
конституционный  уровень стратегической задачи "четырех
модернизаций" -  промышленности,  сельского  хозяйства,
обороны, науки и техники. Далее конституционное закреп-
ление получало развитие "многопартийного сотрудничества
под руководством КПК". Другие поправки касались отдель-
ных статей Конституции и в основном отражали новый этап
в  развитии  страны  - строительство рыночной экономики
при сохранении макрорегулирующей роли государства. Нап-
ример,  существенным  образом была изменена 15-я статья
Конституции, ранее устанавливающая ведение государством
планового  хозяйства  "на основе социалистической собс-
твенности" и отводившая рыночному регулированию вспомо-
гательную роль.  Теперь эта статья гласит: "Государство
претворяет в жизнь социалистическую  рыночную  экономи-
ку...  усиливает хозяйственное законодательство, совер-
шенствует  макрорегулирование...  на  основании  закона
запрещает любым организациям и отдельным лицам нарушать
экономический порядок общества".                       
   Отдельной ветвью  конституционного  законодательства
КНР являются принятые ВСНП основные законы Особых адми-
нистративных районов (ОАР):  Сянганского (Гонконгского)
ОАР и ОАР Аомыньского (Макао),  вступившие в действие в
1997 и 1999 гг., которые предоставили бывшим британской
и  португальской  колониям  широкое самоуправление,  не
сравнимое с довольно узкой административной  автономией
национально-территориальных единиц.  Из компетенции ОАР
изъяты только вопросы обороны и иностранных дел. Вместе
с  тем  за  ними сохранено право регулирования въезда в
район и выезда из него (выдача виз) и даже право заклю-
чения   международных  соглашений  неправительственного
уровня. В ОАР создаются свои суды окончательной инстан-
ции,  решения  которых  не  могут быть обжалованы в ка-
кие-либо судебные органы КНР. Действующая в ОАР система
права  сохраняется в существующем виде,  за исключением
актов, противоречащих Основным законам. Вместе с тем за
центром в лице Госсовета остается право назначения гла-
вы администрации каждого ОАР, но обязательно из местных
жителей  и после определенной процедуры отбора кандида-
туры для назначения коллегией выборщиков.              
По представлению главы администрации назначаются другие
высшие должностные лица соответствующего района. Основ-
ные законы гарантируют на 50 лет сохранение в ОАР капи-
талистического строя и образа жизни.                   
   В КНР происходит постоянное обновление законодатель-
ства о порядке формирования и организации государствен-
ных органов. Наибольшее число новых редакций у Закона о
выборах  во Всекитайское собрание народных представите-
лей и местные собрания народных представителей и Закона
об организации местных собраний народных представителей
и местных народных правительств. В эти законы были вве-
дены  положения об обязательных альтернативных кандида-
турах на выборах,  о праве участия  в  выборах  граждан
КНР, проживающих за границей, если они в период выборов
в СНП находятся на территории КНР. Другие изменения ка-
сались,  например,  ограничения  численности  депутатов
ВСНП, увеличения представительства в органах власти ма-
лочисленных  народов,  порядка  выдвижения кандидатов в
депутаты и их отзыва, проведения дополнительных выборов
и т.д.                                                 
   Что касается Закона об организации местных СНП и на-
родных правительств различных ступеней, принятом в 1995
г.  в четвертой редакции, то идет процесс его изменения
и совершенствования,  отражающий новые реалии  социаль-
но-экономического  развития  страны.  Совершенствование
выразилось,  например, во введении постов председателей
в СНП волостей, национальных волостей и поселков. Низо-
вые представительные органы  получили,  таким  образом,
отдельных от местных администраций должностных лиц, ор-
ганизующих работу депутатов не только на  сессиях  СНП,
но и в межсессионные периоды.  Новые социально-экономи-
ческие реалии Китая нашли отражение в некоторых статьях
о  функциях местных органов народной власти.  Например,
очень характерна замена  в  нескольких  статьях  Закона
пункта  об  обеспечении местными органами самостоятель-
ности коллективных хозяйств защитой законных прав  всех
хозяйств, т. е. всех видов собственности. Налицо и тен-
денция к демократизации формирования ПК  СНП,  избрания
руководства местных правительств, судов и прокуратур (в
частности,  предусмотрено  упомянутое  выше  выдвижение
альтернативных кандидатур,  которое в некоторых случаях
обязательно).                                          
В большем  пласте принятых в последние годы администра-
тивно-правовых актов значительна роль положений по воп-
росам государственной службы.  Основным нормативным ак-
том в этой сфере является Временное положение  о  госу-
дарственных служащих, принятое Госсоветом КНР в 1993 г.
Положение предусмотрело набор служащих  по  результатам
экзаменов,  четкое  определение порядка их назначения и
смещения,  систему периодических аттестаций,  отвод  от
должности (например, из-за родственных связей в аппара-
те), ротацию кадров. За Положением последовал целый ряд
актов, его конкретизирующих и развивающих.             
   Таким образом,  КНР идет путем совершенствования го-
сударственно-правовых институтов.  Совершенствуется,  в
первую очередь, аппарат управления, становясь все более
квалифицированным и приспособленным к выполнению  стоя-
щих перед страной задач.  Демократизация институтов но-
сит весьма дозированный характер, строго в рамках уста-
новившейся  политической  системы,  без  сколько-нибудь
значительного ее реформирования.  Вместе  с  тем  Китай
постепенно  отходит  от прежней системы хозяйствования,
основанной на административно-командных методах.       
                                                       
Глава 16. Латинская Америка 
   Латиноамериканские государства  в первые десятилетия
XX в.  Вступление латиноамериканских государств в XX в.
происходило в условиях,  когда их социально-экономичес-
кие и национально-этнические структуры, мало изменивши-
еся после завоевания независимости, несли в себе многие
черты прошлого.  Латифундизм и клерикализм не были  по-
дорваны,  а процессы этнической интеграции и националь-
ной консолидации не завершились. Но развитие капитализ-
ма  привело  в XX в.  к росту социальной и политической
мобильности населения в латиноамериканских республиках,
к  утрате  земельной олигархией и клерикалами монополии
на власть. К руководству государством все чаще приходят
представители  национальной буржуазии,  прежде всего ее
верхушки.  Постепенно увеличивалась активность  полити-
ческой  жизни средних и беднейших слоев общества.  В XX
в.  в экономике и политике латиноамериканских республик
значительно возрастает роль иностранного капитала.     
   С начала  XX в.  постепенно преодолевается известный
изоляционизм,  присущий латиноамериканским государствам
в  XIX  в.  Они все более втягиваются в мировые хозяйс-
твенные связи,  в общий процесс развития цивилизации. В
результате  этого процесса ключевые позиции в экономике
латиноамериканских стран заняли не национальные  предп-
риниматели, а иностранцы. До первой мировой войны веду-
щую роль играли здесь английские компании. После первой
мировой  войны США,  опираясь на сформулированную еще в
XIX в.  президентом Монро доктрину: "Америка для амери-
канцев", постепенно начинают теснить своих традиционных
конкурентов. Американский капитал не только доминировал
в  важнейших  отраслях  промышленности и торговли стран
Латинской Америки,  но и приобрел здесь крупные земель-
ные  владения.  Господство  иностранных компаний вело к
деформированному развитию национальной экономики, к ис-
кусственной поддержке латифундизма, к                  
консервации антидемократических государственных и  пра-
вовых институтов.                                      
   Правящие круги США в начале XX в.  с помощью "дипло-
матии доллара" и политики "большой  дубинки"  усиливали
свое  политическое  и военное давление на правительства
латиноамериканских республик,  открыто вмешивались в их
внутренние дела. Правительство США под предлогом защиты
жизни и интересов американских граждан все чаще начина-
ет посылать морскую пехоту в различные латиноамериканс-
кие государства с целью поддержать проамериканские дик-
таторские режимы (интервенции на Кубе,  в Панаме, Доми-
никанской Республике,  Никарагуа, Гондурасе). С помощью
экономического  давления  и  военной силы правительство
США неоднократно навязывало латиноамериканским  респуб-
ликам договоры, которые грубо нарушали их суверенитет и
нормы международного права.  США неоднократно оказывали
нажим  на латиноамериканские страны с целью закрепления
за американскими компаниями льгот по аграрному, налого-
вому и горному законодательству этих стран.            
   Таким образом,  иностранный капитал,  крупная нацио-
нальная буржуазия и земельная олигархия  составляли  ту
основную силу, которая стояла на пути социального прог-
ресса и демократических преобразований. В XX в. за мно-
гочисленными путчами и военными переворотами скрывались
интересы не только местных олигархических кругов,  но и
иностранных компаний, соперничающих между собой за вли-
яние на континенте. В Гаити, например, в 1908- 1915 гг.
правительства  сменялись 7 раз и получили название "од-
нодневки".  Республика была опутана французскими,  гер-
манскими  и американскими займами и подвергалась посто-
янному шантажу.  В 1915 г.  США оккупировали Гаити  под
предлогом  "защиты  безопасности и собственности амери-
канских граждан" и с  целью  "помочь  гаитянам  создать
прочное правительство".                                
   В Доминиканской Республике в начале XX в.  шла бесп-
рерывная смена президентов-каудильо. Они были не в сос-
тоянии  платить проценты по иностранным займам.  В 1911
г.  в республике произошло антиамериканское  восстание,
вызванное   раздачей  американским  сахарным  компаниям
крупных земельных угодий. Опасаясь за судьбу американс-
ких  капиталов,  правительство США в 1915 г.  послало в
Доминикан-                                             
скую Республику  морскую  пехоту и фактически управляла
этой страной до 1924 г.                                
   Ожесточенная борьба за  власть  между  каудильо,  за
спиной которых стояли различные олигархические и проим-
периалистические группировки,  проходила и в других ла-
тиноамериканских республиках. Отдельные диктаторы в на-
чале XX в.  по своей жестокости и бесцеремонности в об-
ращении  с конституциями намного превзошли каудильо XIX
в.  Так, X. Гомес, захвативший в 1908 г. власть в Вене-
суэле, правил до 1935 г. В стране установилась свирепая
диктатура, Гомес не считал себя связанным судебной про-
цедурой и расстреливал людей только на основе того, что
"читал их мысли".                                      
   Жестокую диктатуру установил в Гватемале Э. Кабрера,
захвативший  власть еще в 1989 г.  и удерживавший ее 22
года.  Система доносов и подслушивании была в это время
столь  развита,  что  Гватемалу  называли страной,  где
"стены имеют уши".  В 1920 г.  палата депутатов осмели-
лась признать диктатора "душевно больным",  но он поса-
дил в тюрьму строптивых депутатов.  Лишь народное восс-
тание свергло кровавого диктатора.                     
   В начале  XX  в.  более быстрое развитие капитализма
повлекло за собой появление ростков нового в политичес-
ких системах латиноамериканских стран.  Возникают проф-
союзы,  крестьянские  объединения,  общедемократические
движения. Подрывается монополия "исторических партий" -
консерваторов и либералов, начинается постепенный пере-
ход  к многопартийной системе.  Возникают новые полити-
ческие партии.  В 1904 г.  впервые в истории Америки на
выборах  в конгресс Аргентины был избран депутат-социа-
лист. В ряде стран так называемого южного конуса по ти-
пу  французских радикалов возникают радикальные или ра-
дикально-гражданские партии (Чили, Аргентина и т. д.). 
   Реформистски настроенные лидеры  этих  партий,  вос-
пользовавшись коротким пребыванием у власти, предприня-
ли попытки осуществить ряд экономических  и  социальных
преобразований,  заложить фундамент политической демок-
ратии.  Так,  в результате борьбы радикалов в Аргентине
во время первой мировой войны был принят закон,  по ко-
торому право голоса получили все граждане, достигшие 18
лет.  Такого не знало еще избирательное право передовых
государств Запада. Для того чтобы преодолеть пассив-   
ность и абсентеизм избирателей, самому голосованию при-
давался обязательный характер.  На выборах делалась от-
метка в паспорте голосующих.  Эта мера на практике ока-
залась утопичной,  но радикалы рассчитывали таким обра-
зом обеспечить участие более широких слоев населения на
выборах и укрепить свои политические позиции. В Уругвае
президент Батлье,  пытаясь внести элементы демократиза-
ции в политическую жизнь, ввел тайное голосование, поз-
волившее в какой-то мере ослабить характерное для стра-
ны,  как и для всей Латинской Америки, неприкрытое дав-
ление государственных властей на избирателей. Было вве-
дено также пропорциональное представительство всех пар-
тий.  Впервые на американском континенте в Уругвае было
принято законодательство об отмене смертной казни.     
   Одновременно правительство  Батлье  осуществило  ряд
мероприятий по развитию государственного сектора в эко-
номике страны.  В 1911-1915 гг. в Уругвае были национа-
лизированы железные дороги,  городской транспорт, неко-
торые банки,  страховое дело, доки, предприятия по про-
изводству и продаже горючего.  Правительство ввело сис-
тему протекционистских тарифов для защиты  национальной
промышленности, способствовало развитию народного обра-
зования,  провело декрет об отделении церкви  от  госу-
дарства.                                               
   Под влиянием рабочего движения в Уругвае было приня-
то самое передовое для того времени социальное и  рабо-
чее законодательство (закон о 8-часовом рабочем дне,  о
пенсиях по старости, о минимуме заработной платы). Этот
радикальный  реформизм  встретил яростное сопротивление
традиционных правящих сил, а также и иностранного капи-
тала.  Именно они добились отмены указанного выше зако-
нодательства и отстранения от власти  самих  реформато-
ров.                                                   
   Но в целом с началом XX в.  в Латинской Америке уси-
лились выступления широких масс населения против  авто-
ритарных режимов и продажных диктаторов.               
   Мексиканская Конституция  1917  г.  и ее последующее
развитие. Наиболее значительным событием в политической
жизни  Латинской Америки в начале XX в.  явилась мекси-
канская революция 1910-1917 гг.  Эта революция положила
конец одному из самых антинародных и жестоких на конти-
ненте режимов П.  Диаса,  узурпировавшего президентскую
власть, подчинившего себе практически все госу-        
дарственные' органы.  Он уничтожал своих конкурентов по
выборам  и  политических  противников без суда и следс-
твия.  В Мексике при Диасе говорили, что "желание стать
президентом - это болезнь со смертельным исходом".     
   Правительство Диаса распродавало национальные ресур-
сы страны.  Правящая политическая группировка так назы-
ваемых сьентификос (ученых) исходила из того,  что раз-
витие Мексики должно идти не путем внутренних реформ, а
в результате привлечения иностранного капитала. Законо-
дательство этого времени  предоставило  полную  свободу
деятельности иностранным, особенно американским, компа-
ниям.                                                  
   На основе Закона "О колонизации пустошей"  специаль-
ные  межевые  компании требовали от неграмотных кресть-
ян-индейцев предъявления документов с указанием на "за-
конные основания" владения. Таким образом, межевые ком-
пании конфисковывали крестьянские  земли,  переходившие
затем  в руки латифундистов и иностранных нефтяных ком-
паний.                                                 
   В 1910 г.  в Мексике вспыхнула революция, в ходе ко-
торой была свергнута диктатура Диаса. Революция, начав-
шаяся как верхушечная,  как обычный  протест  либералов
против ненавистного авторитарного режима, по мере свое-
го развития вылилась в широкое антифеодальное и антиим-
периалистическое  движение,  направленное  прежде всего
против североамериканской экспансии.                   
   В 1917 г.  была принята новая  Конституция  Мексики.
Она  была разработана представителями национальной бур-
жуазии вскоре после того,  как было  жестоко  подавлено
вооруженное  крестьянское движение.  Но она как продукт
революции 1910-1917 гг.  отразила,  хотя и в измененной
форме, ряд требований народных масс. Конституция Мекси-
ки на момент ее принятия была наиболее  радикальным  из
всех  существовавших тогда в мире конституционных доку-
ментов.                                                
   Наиболее новаторскими были статьи Конституции,  пос-
вященные  основным  принципам государства.  Центральное
место занимала ст.  27,  которая  предусматривала,  что
"первоначальная собственность на земли и воды принадле-
жит Государству,  которое имело и имеет право  передать
их частным лицам,  создавая тем самым частную собствен-
ность".                                                
   В Конституции нашло свое отражение стремление мекси-
канской национальной буржуазии восстановить государ-   
ственный контроль над расхищаемыми иностранцами  нацио-
нальными  ресурсами.  Все полезные ископаемые,  а также
территориальные воды объявлялись "безусловной  и  неот-
чуждаемой" собственностью государства. Федеральное пра-
вительство могло уступать разработку этих богатств  (за
исключением  нефти и некоторых других полезных ископае-
мых) в виде концессии частным лицам  или  обществам  "в
соответствии с правилами и условиями,  предусмотренными
законами" Мексики.                                     
   Устанавливалось, что только мексиканцы и  мексиканс-
кие  компании  имеют  право приобретать в собственность
землю и воду,  получать концессии на шахты,  на  добычу
минерального топлива и т.  д. Государство могло предос-
тавлять такое же право иностранцам при условии, что они
заявят  в Министерство иностранных дел о своем согласии
считать их в отношении соответствующего имущества в ка-
честве мексиканцев. Таким образом, становилась несосто-
ятельной "правовая" аргументация,  которую неоднократно
использовали правящие круги США для того,  чтобы оправ-
дать  вооруженные  вмешательства  в  латиноамериканские
республики  под предлогом "защиты жизни и собственности
американских граждан".                                 
   Мексиканская Конституция впервые в Латинской Америке
прямо  предусмотрела проведение аграрной реформы.  Про-
возглашалось,  что в целях "более справедливого распре-
деления  государственного  имущества"  должны  осущест-
вляться "необходимые меры" для раздробления латифундий,
развития  мелкой  земельной собственности,  образования
новых сельскохозяйственных общин.  Были  объявлены  не-
действительными произведенные при П.  Диасе конфискации
общинных индейских земель.                             
   Общины, не имевшие  достаточного  количества  земли,
могли наделяться ею из государственного земельного фон-
да.  Специальные комиссии должны были  изымать  в  этот
фонд присвоенную крупными латифундистами крестьянскую и
государственную землю.                                 
   Конституция предписывала  в   целях   "справедливого
распределения общественных богатств" принятие необходи-
мых законодательных  мер  по  раздроблению  латифундий,
развитию  мелкой  земельной собственности,  образованию
новых сельскохозяйственных общин ("эхидос").           
   Федеральный конгресс и законодательные органы в шта-
тах должны были в соответствии с Конституцией опре-    
делить максимальную норму частного земельного владения.
Нельзя было посягать лишь на мелкую земельную собствен-
ность,  таковой,  по Конституции, объявлялось владение,
не превышающее 100 га орошаемой земли.  В ст. 27 содер-
жалось также указание на то,  что религиозные организа-
ции не могут приобретать недвижимое имущество,  владеть
таковым или принимать его в залог.                     
   На основе ст. 27 была осуществлена, хотя и растянув-
шаяся  на долгие годы и во многих отношениях непоследо-
вательная, аграрная реформа, способствовавшая перерасп-
ределению земли в пользу общинного сектора,  но при до-
минировании хозяйства капиталистического типа.         
   Отражая антимонополистические настроения пришедшей к
власти  национальной  буржуазии,  Конституция впервые в
практике мирового конституционализма запретила (ст. 28)
монополии  и  "монополистическую  практику  ограничения
торговли". Здесь же с учетом негативной практики приме-
нения  антитрестовских законов в США прямо указывалось,
что "не являются монополиями объединения рабочих, орга-
низованные для защиты их собственных интересов".       
   Конституция Мексики раньше, чем это имело место даже
в развитых странах Запада,  признала важные  социальные
права  трудящихся.  Специальный раздел "О труде и соци-
альном обеспечении",  состоявший из одной, но детализи-
рованной  статьи (ст.  123),  стал основой для принятия
специального кодекса законов о труде.  В  этом  разделе
предусматривались 8-часовой рабочий день,  особые усло-
вия труда для женщин и  подростков,  еженедельный  день
отдыха и ежегодный отпуск, послеродовой отпуск для жен-
щин и т. д. Зарплата не должна была впредь выплачивать-
ся  товарами,  чеками и расписками.  Впервые в перечень
прав,  провозглашаемых конституциями,  включались право
рабочих объединяться в профсоюзы и право на забастовку,
хотя последнее и ослаблялось рядом оговорок: забастовки
не  должны  сопровождаться  "актами  насилия" или иметь
иные цели,  кроме как достижение "равновесия между раз-
личными факторами производства" и т. п.                
   По мере  дальнейших  успехов  мексиканского рабочего
движения ст. 123 дополнялась новыми положениями, содер-
жащими  уступки в области социального обеспечения,  жи-
лищного строительства и т. п. В целом эта статья модер-
низировалась  и подвергалась изменениям 47 раз,  т.  е.
больше,                                                
чем любая другая статья конституции. Мексиканская Конс-
титуция отчетливо отразила  и  некоторые  другие  новые
тенденции в развитии конституционализма XX в.  Так, она
отступает .(и в ряде случаев более решительно, чем Вей-
марская конституция Германии 1919 г.),  от традиционных
идей индивидуализма. В ней делается упор на "социальную
справедливость",  на  "гармонию  частных и общественных
интересов", а поэтому и государство рассматривается как
основной инструмент сглаживания социальной напряженнос-
ти и конфликтов. Необходимость укрепления экономической
самостоятельности и ускорения научно-технического прог-
ресса надолго предопределила особую экономическую и со-
циальную роль государства в Мексике. Конституция по су-
ти дела отказалась от традиционного экономического  ли-
берализма  и предусмотрела рост вмешательства государс-
тва в различные сферы общественной жизни на основе "со-
циального партнерства".  Следует отметить, что экономи-
ческая и социальная функции государства в Мексике и  до
сих  пор  далеко не исчерпали своего прогрессивного со-
держания. Об этом свидетельствует, в частности, ряд мер
по  защите национальной экономики от иностранного капи-
тала, предпринятых правительством Мексики в 30-х, а за-
тем в 70-80-х гг., а также растянувшаяся на десятилетия
аграрная реформа, и т. д.                              
   Конституция 1917 г.  приспособила к новым историчес-
ким условиям ту модель государственной организации, ко-
торая в основных своих чертах была создана еще по конс-
титуциям 1824 и 1857 гг. "Мексиканская модель государс-
тва исходит из федерализма,  порожденного в свое  время
глубокой  экономической и политической децентрализацией
страны. В XX в. в связи с быстрым развитием капитализма
в  экономической и политической жизни Мексики тенденции
к централизации власти являются  доминирующими.  Однако
федерализм  уже  традиционно  вошел в государственную и
правовую практику страны.                              
   В рамках Конституции 1917 г.  федеральное устройство
получило даже дальнейшее развитие. Конституция признает
суверенитет штатов и их право на самостоятельную  конс-
титуцию,  но  приоритет  федерации в политической жизни
страны является очевидным и  обеспечивается  с  помощью
целого  ряда  конституционных и неконституционных меха-
низмов, в частности, института так называемой федераль-
ной интервенции. Верховная власть в федерации организу-
ется согласно принципу разделения властей, который дав-
но укоренился в латиноамериканских республиках,  хотя и
продемонстрировал неспособность достичь той цели,  ради
которой  он введен,  т.  е.  предотвратить концентрацию
власти в одних руках, а следовательно, и авторитаризм. 
   По традиции,  свойственной  разделенной  федеральной
власти,  Конституция  Мексики на первое место выдвигает
законодательную власть, скрупулезно определяя структуру
и  компетенцию  Федерального  конгресса,  организацию и
специальные полномочия палаты депутатов и сената, поря-
док разработки и утверждения законов и т.  д. Последую-
щие поправки к Конституции,  особенно в 1977 г., расши-
рили  полномочия конгресса в сфере экономики и по конт-
ролю за внешнеполитической деятельностью правительства.
Фактически стержнем в конституционном механизме Мексики
является президент.  Его особое место в системе органов
федеральной  власти  определяется  тем,  что Мексика по
форме правления - типично президентская  республика.  В
руках  президента совмещаются функции главы государства
и главы исполнительной власти.  В этом качестве  прези-
дент осуществляет представительские функции,  руководит
всем государственным аппаратом, возглавляет вооруженные
силы,  обладает реальной политической возможностью пол-
ностью контролировать законодательный процесс.         
   В Конституции в расширенном виде представлен  тради-
ционный набор политических и личных прав граждан вместе
со специфически мексиканским судебным порядком примене-
ния приказа о защите прав,  нарушенных актами или дейс-
твиями государственных органов ("ампаро").             
   Конституция Мексики 1917г.,  как и Конституция  США,
является "жесткой", т. е. предусматривает сложный поря-
док принятия поправок,  но в силу особенностей дальней-
шего  развития политической системы она часто подверга-
ется пересмотру.  Начиная с первой реформы в июле  1921
г.  и до 1984 г.  Конституция претерпела 369 изменений,
которые затронули 55%  ее статей.  Эти изменения свиде-
тельствуют  о том,  что правящие круги Мексики овладели
искусством своевременно приводить в  действие  механизм
социальных уступок и политического маневрирования.     
   Конституция Мексики,  несмотря на подвижность и дек-
ларативность ряда статей, способствовала формированию  
относительно стабильной и вместе с тем достаточно прис-
пособленной к меняющимся условиям политической системы.
Одной из особенностей этой латиноамериканской республи-
ки является то, что уже с конца 20-х гг. армия переста-
ла  оказывать  непосредственное влияние на политическую
жизнь.  Это в свою очередь  позволило  стране  избежать
столь  обычных  для  континента военных мятежей и госу-
дарственных переворотов.                               
   Одним из  основных  элементов  политической  системы
Мексики   является  Институционно-революционная  партия
(ИРП),  учрежденная в 1929  г.  правящей  группировкой,
стремившейся  получить  широкую  социальную опору.  Эта
партия,  с самого начала ставшая правительственной, как
видно из ее названия, рассматривает себя как наследницу
продолжающейся революции.  В партии  были  созданы  три
сектора:                                               
   аграрный, рабочий и народный,  что должно было обес-
печить представительство различных классов и слоев  на-
селения под эгидой партийного руководства и самого пре-
зидента.                                               
   С момента своего создания и  до  настоящего  времени
ИРП  неизменно находится у власти,  чему способствовало
ее срастание с государственным аппаратом.  До недавнего
времени  фактически  сложившаяся  однопартийная система
препятствовала участию политической оппозиции  в  госу-
дарственных органах.  К середине 70-х гг. XX в. накопи-
лось значительное недовольство населения  однопартийной
системой и монополией ИРП на государственную власть.  В
1977 г.  конституционная реформа несколько демократизи-
ровала политическую систему Мексики,  так как ввела из-
бирательные квоты, что гарантировало оппозиционным пар-
тиям небольшое количество мест в конгрессе.  Но реформа
не подорвала политической гегемонии ИРП, являющейся, по
сути дела, президентской партией. Она не оправдала так-
же расчеты руководства ИРП на создание "управляемой оп-
позиции"  и на стабилизацию "мексиканской модели" госу-
дарства и политической системы.                        
   Латиноамериканские государства в середине XX в.  Уже
с 30-х гг. зависимое и деформированное развитие капита-
лизма,  усилившее социальные контрасты,  привело к мед-
ленным,  но  неизбежным изменениям в латиноамериканском
обществе и в его политической системе.                 
   Латифундизм, авторитаризм,  незавершенность процесса
этнической интеграции, сохранение традиционного уклада 
жизни коренного населения и другие тому подобные факто-
ры самым тесным образом переплелись с социальным рефор-
мизмом,  с использованием новейших  достижений  НТР,  с
быстрой  урбанизацией,  с  ломкой  старых поведенческих
стереотипов и политического сознания.  В XX  в.  значи-
тельно  возросла  социальная мобильность и политическая
активность масс, их стремление к самостоятельному учас-
тию в политической жизни,  причем в самых разнообразных
формах.  Все возрастающую роль начинает играть в  жизни
латиноамериканских  государств внешний фактор.  Широкая
экспансия иностранного капитала имела своим результатом
и  политическую  экспансию,  стремление правящих кругов
ведущих держав использовать страны субконтинента в сво-
их глобальных военно-стратегических целях.             
   В 30-е  гг.  нацистская Германия предприняла попытку
подчинить себе с помощью "пятой колонны"  (профашистски
настроенных  эмигрантов  и т.  д.) ряд южноамериканских
республик (Бразилия, Боливия и др.). Под влиянием евро-
пейского  фашизма  в  некоторых  странах  южного конуса
(Бразилия,  Аргентина,  Чили и др.)  сложились  и  свои
"корпора-тивистские",  "институционалистские" организа-
ции,  партии тоталитарного типа,  а также и сами  воен-
но-фашистские диктатуры. Так, Доминиканская партия, ор-
ганизованная сверху диктатором Трухильо по тоталитарно-
му  типу,  автоматически включила в себя всех государс-
твенных служащих.                                      
   Особенно в 30-40-х гг.  XX в.  образцам европейского
фашизма и "корпоративизма" следовала Конституция Брази-
лии 1937 г.,  в которой профашистски настроенный дикта-
тор Варгес декларировал создание так называемого нового
государства.  После разгрома нацизма во второй  мировой
войне  позиции фашистских и неофашистских партий ослаб-
ли, они утратили массовую социальную базу, но сохранили
свое  влияние в ряде латиноамериканских стран,  нередко
сливаясь с террористическими группировками.  В 30-е гг.
активную  борьбу  с  европейским фашизмом за влияние на
латиноамериканские страны повели также  правящие  круги
США. Североамериканский капитал в рамках политики "доб-
рого соседа" президента Ф. Рузвельта существенно потес-
нил своих конкурентов, закрепил свое доминирующее поло-
жение на субконтиненте.  Зависимость латиноамериканских
государств от северного соседа еще более возросла после
второй мировой войны,  когда стратегически важный  суб-
континент  стал  ареной "холодной войны" и конфронтации
двух "сверхдержав" (США и СССР).                       
   В послевоенные годы правящим кругам США удалось втя-
нуть  правительства латиноамериканских стран в борьбу с
"красной опасностью" и развернуть широкую антикоммунис-
тическую кампанию, а тем самым подчинить их своим воен-
но-политическим планам.  В 1947 г. в Рио-де-Жанейро США
добились  от  латиноамериканских  государств подписания
Пакта об обороне Западного полушария. В 1948 г. на базе
созданного еще в начале века Панамериканского союза бы-
ла учреждена Организация американских государств (ОАГ).
   Принятая в том же году ОАГ Декларация о  защите  де-
мократии,  а также Каракасская доктрина 1954 г. стали в
50-60-х гг.  своего рода программными документами  ОАГ.
Они должны были стать заслоном от "подрывного" движения
на континенте и от "проникновения коммунизма". Посколь-
ку  прямые интервенции США в латиноамериканских респуб-
ликах становились все более уязвимыми в глазах  общест-
венного мнения, то теперь защита американских интересов
осуществлялась под флагом ОАГ с использованием так  на-
зываемых  межамериканских  вооруженных сил (вооруженная
интервенция в 1954 г.  в Гватемале, в 1964 г. - в Пана-
ме, в 1965 г. - в Доминиканской Республике и т. д.).   

К титульной странице
Вперед
Назад
Реклама

Купить бланк свидетельства о повышении квалификации.