Авторитарные тенденции развития государственного ме-
ханизма отчетливо проявились в тех странах Юго-Вос-    
точной Азии, где к власти пришел блок капиталистических
и полуфеодальных слоев.  После завоевания независимости
в 40-х гг. XX в. в большинстве стран региона были восп-
риняты  западные государственно-правовые и политические
формы,  которые,  однако, не соответствовали в то время
местным  социально-экономическим  условиям,  и  в  ряде
стран в дальнейшем были изменены.                      
   Действующая в настоящее время Конституция  Индонезии
1945 г. провозгласила суверенитет народа и пять принци-
пов государственной идеологии (панчасилы):  веру в еди-
ного Бога,  единство нации, демократию, гуманизм, спра-
ведливость. Своеобразным высшим органом государственной
власти  здесь  является  Народный консультативный конг-
ресс, который собирается один раз в пять лет для разра-
ботки и совершенствования конституции,  избрания прези-
дента и вице-президента. Президент автоматически стано-
вится премьер-министром,  главой исполнительной власти,
имеет очень широкие полномочия.                        
   Усиление личной власти президента произошло в  конце
50-х  -  начале 60-х гг.,  когда президент Сукарно про-
возгласил переход к  "направляемой  демократии".  После
массовых репрессий против левых сил (в связи с попыткой
государственного переворота) и установления "нового по-
рядка"  под  руководством  генерала Сукарно в Индонезии
была продолжена перестройка политической  системы.  Су-
ществующий военный режим опирается на превосходство од-
ной партии - Голкар (официально разрешены три), которая
имеет  большинство  мест в парламенте.  Решающая роль в
государственном руководстве обществом принадлежит воен-
ным,  которые  составляют  личный  аппарат президента и
большую часть назначаемых членов консультативного конг-
ресса и парламента.                                    
   На Филиппинах в 1946-1972 гг. действовала американс-
кая модель  президентской  республики  с  двухпартийной
системой.  Вместе с тем уже в 50-х гг. эта система про-
демонстрировала отступление  от  демократии,  поскольку
были запрещены левые партии и профсоюзы.  С начала 70-х
гг.  был провозглашен курс на создание "нового  общест-
ва",  который характеризовался дальнейшей концентрацией
власти в руках президента,  опорой на армию, установле-
нием монополии одной партии. В качестве "прикрытия" ре-
жима личной власти на  основе  Конституции  1973  г.  в
стране про-                                            
должали формально действовать многопартийная система  и
законодательный орган,  который длительное время не со-
зывался. После свержения президента Маркоса была приня-
та  новая  Конституция  Филиппин 1986 г.  Она сохранила
форму президентской республики и предусмотрела создание
двух автономных районов.                               
   Примером установления  в 70-х гг.  "конституционного
авторитаризма" служит и ряд других военно-бюрократичес-
ких  режимов  в азиатском регионе (Таиланд,  Пакистан).
Военная верхушка, несмотря на различные маневры и прик-
рытия  в  виде  организации  выборов  и передачи власти
гражданским лицам, играет здесь решающую роль в общест-
венной жизни и осуществлении политической власти. В Мь-
янме (Бирме), которая еще в 1962 г. провозгласила прог-
рамму социалистической ориентации,  в 1988 г. был уста-
новлен военный режим,  а в 1994 г.  была принята  новая
Конституция. Значительная часть парламента назначается,
реально в стране продолжается правление военных.       
   В результате национально-демократической революции в
1978  г.  была провозглашена Демократическая Республика
Афганистан.  При поддержке бывшего СССР ее  руководство
заявило о социалистической ориентации, в Афганистан бы-
ли введены войска СССР.  После их вывода прежний резким
был свергнут. В 1987 г. здесь была принята Конституция,
изменившая название страны (Республика  Афганистан).  В
течение  многих  лет  в  Афганистане  идет междуусобная
борьба, поддерживаемая рядом зарубежных государств. По-
пытки  создать правительство "национального примирения"
пока не привели  к  желаемым  результатам,  Конституция
1987 г. отменена.                                      
 3. Образование независимых государств на Ближнем и
Среднем Востоке 
   Накануне получения независимости  большинство  стран
Арабского Востока представляли собой феодальные или по-
луфеодальные общества. Несмотря на различие юридических
форм  зависимости от метрополий (Сирия,  Ливия являлись
подмандатными территориями; Кувейт, Марокко - протекто-
ратами, а Египту, Ираку и Ливану была формально предос-
тавлена независимость), все эти страны фактиче-        
ски оставались колониями или полуколониями. В договорах
с  метрополиями  были  закреплены  положения,  серьезно
ущемляющие суверенитет этих стран.                     
   Традиционной формой  правления  в  странах Арабского
Востока была монархия, причем монархии чаще всего имели
абсолютно-теократический характер.  Абсолютные монархии
сохранились и после завоевания  независимости  в  коро-
левстве Саудовская Аравия, в княжествах Аравийского по-
луострова (Оман,  входящие в  ОАЭ  эмираты).  В  других
арабских  странах после освобождения образовались конс-
титуционные монархии (Египет до 1953 г.,  Тунис до 1957
г.,  Йемен до 1962 г.,  Ливия до 1971 г., Иордания, Ма-
рокко,  Кувейт,  Бахрейн).  В этих странах были приняты
конституции, провозглашено создание парламентов. Однако
в ряде стран (Кувейт в 1972  г.,  Саудовская  Аравия  в
1992  г.,  Оман в 1996 г.),  поскольку конституции были
"дарованы" правителями,  были зафиксированы положения о
том,  что вся власть исходит от монарха. Таким образом,
парламентаризм остался во многих странах  лишь  внешним
прикрытием абсолютизма, не говоря уже о том, что типич-
ной для этих стран ситуацией стал роспуск парламентов и
отсутствие их созыва в течение многих лет.  В некоторых
других странах (Марокко,  Ливия,  Иордания и др.) дейс-
твуют  правовые  нормы  мусульманского фундаментализма,
основным источником права считается Коран.             
   Конституция Египта 1923 г.  формально  объявила  его
независимым  государством  и конституционной монархией.
Фактически же в стране сохранялся режим английской  во-
енной оккупации.  В 1951 г.  египетский парламент пошел
на одностороннюю отмену англо-египетского договора 1936
г.,  что  вызвало  введение в страну английских войск и
глубокий политический кризис.  В этой обстановке в 1952
г. патриотическая военная организация "Свободные офице-
ры" во главе с Гамалем Абдель Насером  совершила  госу-
дарственный переворот.  Всю полноту власти сосредоточил
в своих руках Совет руководства революцией.            
   С 1952 по начало 60-х  гг.  в  Египте  осуществлялся
первый этап национально-освободительной революции, соп-
ровождавшийся  принятием  закона  об  аграрной  реформе
(1952 г.), отменой старой Конституции (1952 г.), ликви-
дацией монархии и принятием республиканской Конституции
(1956 г.). После национализации компании Суэцкого кана-
ла и последовавшей                                     
за этим  агрессии  Англии,  Франции и Израиля (1956 г.)
был издан закон о "египтизации"  иностранных  банков  и
фирм, причем немедленной национализации подлежала собс-
твенность Великобритании и Франции.                    
   С середины 1961 г.  начался второй этап революции. В
этот  период осуществлялись меры по национализации бан-
ков и предприятий,  проведению второй аграрной реформы,
введению государственного планирования. Принятая в июле
1962 г.  Хартия национальных действий отвергла  капита-
листический путь развития, а Временная конституция 1964
г. провозгласила Египет "социалистической демократичес-
кой республикой".  К середине 60-х гг.  государственный
сектор  экономики  Египта  значительно  возрос,  однако
программа углубления экономических реформ не смогла ре-
шить целый ряд важных экономических проблем.  В связи с
этим  в  целях стимуляции производства был вновь усилен
частный сектор в городе и в деревне.                   
   В 1971 г. на референдуме была одобрена новая Консти-
туция  Арабской Республики Египет,  которая (в редакции
1980 г.) действует и сейчас.  Конституция провозглашала
АРЕ  "государством  с  социалистическим демократическим
строем, основанным на союзе сил трудового народа". Выс-
шим  органом государственной власти провозглашалось На-
родное собрание, главой государства - президент. Факти-
чески  же  с середины 1970-х гг.  страна развивается по
капиталистическому пути.                               
   К числу крупных арабских стран относится Алжир,  не-
зависимость  которого была признана Францией после дли-
тельной  национально-освободительной  войны  (1954-1962
гг.). Курс на "социалистическое переустройство" общест-
ва,  провозглашенный Фронтом национального освобождения
Алжира  (ФИО)  в  1962 г.,  был закреплен в последующих
конституционных документах (1963, 1976 гг.). Так, Конс-
титуция АНДР 1976 г. закрепила господствующее положение
общественной  собственности,  руководящую  роль  ФНО  в
построении  социализма в рамках "национальных и исламс-
ких ценностей"  и  единство  политического  руководства
партии и государства.                                  
   После народных выступлений в конце 80-х гг.,  в 1989
г. была принята новая Конституция. Она являлась "деиде-
оло-гизированным" основным законом;  положения о социа-
лизме были исключены (хотя в преамбуле и  говорилось  о
цели                                                   
ликвидации эксплуатации человека человеком).  Было вве-
дено  разделение  властей,  установлена ответственность
правительства перед  парламентом,  ликвидировано  моно-
польное  положение  ФНО  и введена многопартийность.  В
1996 г.  в Алжире принята новая  Конституция,  которая,
однако,  не принесла стране стабильности: на протяжении
уже многих лет здесь продолжаются террористические  ак-
ции мусульманских экстремистов.                        
   "Некапиталистический" путь развития был провозглашен
правительством Народной Республики Южного Йемена, обра-
зованной  в 1967 г.  в результате борьбы колоний и про-
текторатов юга Аравии за независимость. После фракцион-
ной  борьбы в Национальном фронте этот путь был оконча-
тельно закреплен в конституциях 1970 и 1978 гг. Консти-
туция Народной Демократической Республики Йемен 1978 г.
провозгласила целью страны построение единого  демокра-
тического  Йемена,  закрепила  исключительную собствен-
ность государства на землю,  руководящую роль Йеменской
социалистической  партии  и полновластие народных сове-
тов. На протяжении многих лет между Северным (Йеменская
Арабская  Республика) и Южным (НДРЙ) Йеменом велись пе-
реговоры о воссоединении, завершившиеся принятием конс-
титуции единого государства. В настоящее время действу-
ет Конституция единого Йемена 1992 г.                  
   Одной из важнейших политических проблем на  Арабском
Востоке стал после второй мировой войны вопрос о созда-
нии самостоятельного Палестинского государства. До 1948
г. Палестина представляла собой английскую подмандатную
территорию.  После решения Генеральной Ассамблеи ООН  в
1947 г. о разделе Палестины и создании на ее территории
двух самостоятельных государств - арабского и еврейско-
го - английский мандат утратил силу.  По окончании ман-
дата на основании указанного решения в еврейской  части
страны было создано государство Израиль.  Однако в дру-
гой части Палестины, фактически поделенной между Израи-
лем и Иорданией, решение ООН не было осуществлено. Ара-
бо-израильский конфликт сопровождался захватом Израилем
в 60-80-х гг.  ряда территорий,  принадлежащих арабским
государствам. В 1988 г. на сессии высшего органа палес-
тинского  народа - Национального совета Палестины - на-
ряду с официальным признанием Израиля было провозглаше-
но образование Палестинского государ-                  
ства. Фактическая реализация принципа "два народа - два
государства" наталкивается на значительные препятствия.
Вместе с тем на территории Израиля создана палестинская
автономия, имеющая политический характер.              
   На протяжении  80-90-х  гг.  Ближний Восток остается
одним из самых нестабильных  и  взрывоопасных  регионов
мира.  С одной стороны,  здесь усиливаются стремления к
интеграции,  которые уже выразились в  создании  регио-
нальных межарабских организаций - Совета арабского сот-
рудничества (1989 г.) и Союза арабского  Магриба  (1989
г.)  и в объединении Северного и Южного Йемена и пр.  С
другой стороны, острые противоречия в арабском мире уже
неоднократно приводили к вооруженным региональным конф-
ликтам (Иран-Ирак,  Ирак-Кувейт и др.). По-прежнему да-
лека от разрешения палестинская проблема.  Ливан, госу-
дарственный строй которого основан на  конфессиональных
началах (важнейшие государственные посты в определенной
пропорции распределяются между представителями  различ-
ных религиозных общин),  с 1975 г. длительное время на-
ходился в состоянии междоусобной религиозной  войны.  В
настоящее  время здесь сформированы новые органы с уче-
том измененных норм конфессионального  представительст-
ва.                                                    
   4.  Образование независимых государств 
в Тропической Африке 
   Накануне завоевания независимости в колониях  Тропи-
ческой Африки господствовали докапиталистические, а за-
частую и дофеодальные формы общественного развития. Ос-
новные  формационные  процессы не получили здесь своего
завершения,  характеризовались переходным состоянием. В
последние  годы перед освобождением этих стран метропо-
лии стимулировали здесь развитие капитализма  зависимо-
го, неоколониального типа.                             
   Как правило,  независимость стран Тропической Африки
провозглашалась в результате мирных форм борьбы за  на-
циональное освобождение, власть из рук колониальных чи-
новников переходила непосредственно в руки местной вер-
хушки.                                                 
   Первые конституции независимых государств Африки бы-
ли составлены и "дарованы"  метрополиями;  они  нередко
закрепляли некоторые привилегии племенных вождей. При  
этом бывшие английские колонии были  вынуждены  принять
"вестминстерскую модель" государственных органов. Стра-
ны,  входящие прежде во французскую колониальную  импе-
рию,  принимали свои конституции самостоятельно, но и в
этом случае они восприняли политические  образцы  Пятой
республики. Однако все эти государственные формы совер-
шенно не соответствовали социально-экономическим  усло-
виям  развития  африканских обществ,  и в середине 60-х
гг. стал явственно обнаруживаться их кризис.           
   Отказ от западного конституционализма в  африканских
странах  капиталистической  ориентации характеризовался
установлением авторитарных методов правления.  В  60  -
70-х гг. в целом ряде таких государств были установлены
военные режимы, отменившие или приостановившие действие
конституций. Однако военное руководство оказалось также
не в состоянии решить коренную проблему развития  моло-
дых  государств.  В  связи с этим в некоторых странах с
конца 70-х гг.  обозначился поворот  к  демократизации,
конституционным  методам правления.  Были ликвидированы
террористические режимы в Уганде, Центральной Африканс-
кой  Республике,  Экваториальной Гвинее;  в 80-х гг.  к
гражданскому  правлению  возвратились  Судан,   Руанда.
Впоследствии  в некоторых из них неоднократно чередова-
лись военные и гражданские  режимы  (Нигерия,  Судан  и
др.).                                                  
   В условиях  переходных  африканских обществ особенно
ярко проявилась высокая активность государства не толь-
ко в политической системе, но и в его влиянии на эконо-
мические отношения. Наиболее значительная роль была от-
ведена  государству как средству насаждения и утвержде-
ния соответствующих общественных отношений в тех  стра-
нах,  которые  провозгласили "социалистическую ориента-
цию" развития.  В 1960 г. на этот путь вступили три го-
сударства (Гана,  Гвинея, Мали), в 1970 г. их число уд-
воилось,  а в середине 80-х гг.  утроилось (Ангола, Бе-
нин, Конго, Танзания, Эфиопия и др.). Впоследствии мно-
гие из них в результате военных переворотов или измене-
ния прежних концепций развития отказались от этого кур-
са; окончательно "социалистическая ориентация" по моде-
лям  тоталитарных  социалистических государств была от-
вергнута в 80-90-х гг.                                 
   Одной из первых стран, вступивших на путь "социалис-
тической ориентации",  была Танзания. Объединенная Рес-
публика Танзания (ОРТ) возникла в 1964 г. в результате 
добровольного объединения  Республики  Танганьики и На-
родной Республики Занзибар и Пемба.  В 1967 г. был про-
возглашен некапиталистический путь развития,  а Консти-
туция ОРТ 1977 г.  подтвердила в качестве основной цели
строительство  в  Танзании  социалистического общества.
Руководство  обществом  и  государством  осуществлялось
единственной в стране партией, идейно-теоретической ос-
новой которой являлась теория "уджамаа" - особого афри-
канского  пути развития социализма "общинного типа" при
особой роли государства как выразителя коллективной во-
ли народа.                                             
   Главой государства  и  правительства  в ОРТ является
президент,  наделенный очень широкими полномочиями. За-
конодательная власть осуществляется парламентом, состо-
ящим из однопалатного собрания и президента.  По  форме
государственного устройства ОРТ является федерацией,  в
которую входят Материковая Танзания (Танганьика) и Ост-
ровная  Танзания  (Занзибар).  Определенное своеобразие
федерации заключается в особом положении одного  из  ее
субъектов - Занзибара. В отличие от Танганьики он имеет
свою Конституцию (1979 г.),  систему органов  власти  и
управления, обладает автономными правами в решении эко-
номических и финансовых вопросов.                      
   В последнее время правящие круги страны ведут  поиск
новой  стратегии  развития,  которая позволила бы опти-
мально сочетать роль государства с коллективной взаимо-
помощью  и частным предпринимательством;  однопартийная
система заменена многопартийной.                       
   Конституция Народной  Республики  Мозамбик  1975  г.
объявила основой политической системы и руководящей си-
лой общества Фронт освобождения  Мозамбика,  преобразо-
ванный в Авангардную партию ФРЕЛИМО в 1977 г.  Учрежда-
лось Народное собрание и институт президента  республи-
ки,  который одновременно являлся председателем партии,
правительства и Народного собрания.  В 1990 г. в Мозам-
бике были осуществлены важные реформы: замена монополии
одной  партии  многопартийностью,   упразднение   поста
премьер-министра  и  переход  его функций к главе госу-
дарства, принятие программы рыночной экономики. Принята
новая Конституция, закрепившая эти изменения.          
   В Эфиопии  государственное  руководство  в 1974-1987
гг. принадлежало Временному военному административному 
совету, председатель которого являлся одновременно гла-
вой правительства и главнокомандующим вооруженными  си-
лами.  В 1984 г.  была образована "авангардная" Рабочая
партия Эфиопии, а в 1987 г. на референдуме была принята
новая Конституция,  которая провозглашала страну народ-
но-демократической республикой.  В 1987 г. были избраны
Национальное  собрание,  Государственный совет и прези-
дент,  наделенный обширными полномочиями,  созданы пять
автономных образований, из которых одно (Эритрея) обла-
дало законодательными полномочиями.  Однако  фактически
сложившийся  в Эфиопии военно-авторитарный режим не су-
мел  решить  острые  этнонациональные  проблемы  и  был
свергнут одной из повстанческих группировок,  выступаю-
щих за создание коалиционного правительства и переход к
демократическому правлению.                            
   В 1993 году Эритрея вышла из состава Эфиопии и стала
самостоятельным государством, а в 1994 г. в Эфиопии бы-
ла принята новая Конституция. Она учредила парламентар-
ную республику с широкими полномочиями премьер-министра
и  федерацию,  в составе которой девять штатов.  Нацио-
нальности,  образующие штаты, обладают правом выхода из
федерации.                                             
   В 1990 году была одобрена Конституция Намибии, кото-
рая считается самой либеральной конституцией  на  Афри-
канском континенте. Она провозгласила страну демократи-
ческим многопартийным государством,  республикой с про-
порциональной системой выборов. Конституция дополняется
"биллем  о  правах".  Законодательным  путем  запрещена
смертная казнь.  Исполнительная власть, по Конституции,
вручается президенту, избираемому всеобщим прямым голо-
сованием не более чем на два президентских срока.      
                                                       
Раздел III. История права в новое и новейшее время 
   Глава 18. Становление и развитие современных
 правовых систем 
   Революции XVII-XVIII  вв.  и  их роль в формировании
права нового типа. Становление современного права - это
длительный исторический процесс, охватывающий несколько
столетий и начавшийся еще в  раннем  средневековье.  Он
протекал эволюционно и более плавно,  чем соответствую-
щие процессы в сфере политики и  государства,  где  они
нередко принимали форму общественных катаклизмов.      
   Историко-культурные корни современного права склады-
вались на почве рецепированного римского права, городс-
кого права,  международного торгового права и были дос-
таточно глубокими и прочными.  Но вместе с тем правовые
системы эпохи средневековья были весьма несовершенны, а
многие их положения тормозили развитие политической де-
мократии и капиталистического предпринимательства.  Эти
черты средневековых правовых систем, отличавшихся к то-
му же отсутствием внутреннего единства,  препятствовали
прогрессивным изменениям в праве.                      
   Важную роль  в  реформировании  старого  феодального
права на новой основе сыграли английская революция XVII
в. и французская революция XVIII в. Эти революции, осо-
бенно  французская,  были серьезным испытанием на проч-
ность оставшейся от средневековья правовой  надстройки.
Как всякие общественно-политические катаклизмы, эти ре-
волюции не способствовали непосредственному  укреплению
правовых  начал  в обществе.  Наоборот,  они привели во
многом к неоправданному  разрушению  правового  здания,
создаваемого  веками,  к  ломке  традиционной  правовой
культуры, к правовому нигилизму и волюнтаризму.        
Как показал исторический опыт Франции и Англии,  созда-
ние нового права происходило не только в годы революци-
онных потрясений, а, наоборот, в годы, характеризующие-
ся политической стабилизацией  и  духом  консерватизма.
Тем не менее в широкой исторической перспективе эти ре-
волюции,  положив начало перевороту в области экономики
и  политико-государственных структур,  в конечном счете
привели к значительным изменениям и в области права,  к
формированию нового правового порядка, способствовавше-
го становлению и быстрому развитию капитализма.        
   Пределы вторжения революции в  средневековое  право,
темпы  обновления  и переустройства правовой системы во
многом зависели и от  конкретных  исторических  условий
разных стран. Там, где конфликт между интересами предп-
ринимателей и всего общества с феодальным правом принял
наиболее  острые  формы,  где в борьбу с архаичным фео-
дальным  правопорядком  активно  включились  плебейские
слои  населения,  смена  средневековой правовой системы
новым правом (как показывает пример Франции)  произошла
быстрее и в более радикальных формах.  Там, где револю-
ция не привела непосредственно к политическому господс-
тву буржуазии,  где последние шли к власти долгим путем
и через серии компромиссов с землевладельцами (особенно
показателен пример Англии),  послереволюционное право в
большей степени было проникнуто духом традиций и сохра-
няло элементы средневековой правовой системы.          
   Таким образом, современное право в странах Запада (в
первую очередь в Англии и Франции) складывалось и  раз-
вивалось  как  логическое продолжение сложившихся ранее
систем средневекового (например, "общего права") и даже
античного  (римского) права.  Новое право не могло быть
чем-то существенно иным, чем предшествующее право, пос-
кольку в своем саморазвитии оно вобрало в себя,  сохра-
нило и использовало многие его конструктивные,  общест-
венно-полезные элементы.                               
   Степень правопреемства современного и предшествовав-
шего ему  права  (например,  римского,  обычного)  была
столь велика,  что,  в сущности,  нигде дореволюционные
правовые системы не исчезли бесследно.  Значительная их
часть  вошла  в  обновленном  виде в современное право,
трансформировалась в его нормы, так как и средневековое
право функционировало в обществе, знавшем уже и частную
собствен-                                              
ность, и рыночные отношения,  и достаточно высокий уро-
вень юридической техники. Отрицание средневекового пра-
ва в ходе революций XVII-XVIII вв.  и в последующие пе-
риоды происходило главным образом применительно  к  той
части его норм,  которые игнорировали коренные интересы
частных собственников, затрудняли дальнейшую эволюцию и
внутреннее согласование самой правовой системы,  прихо-
дили в противоречие с  экономическими  и  политическими
потребностями капитализма.                             
   Становление нового права означало большой прогресс в
истории человеческого общества. Оно проходило не только
путем  отрицания и упразднения средневековых институтов
в экономике и политике. Право обнаружило огромный сози-
дательный потенциал,  создавало необходимый простор для
роста производства и торговли,  для  проявления  личной
инициативы, для всестороннего удовлетворения потребнос-
тей быстро развивающегося общества. На новой историчес-
кой  ступени  развития права в нем проявился ряд важных
свойств и качеств.                                     
   Право нового времени, в отличие от дореволюционного,
которое  характеризовалось  разобщенностью  и  правовым
партикуляризмом,  повсеместно рождалось в виде интегри-
рованных  национальных правовых систем.  Именно капита-
лизм,  ломающий всевозможные  сословные,  региональные,
таможенные  и  иные барьеры,  привел к возникновению не
только национальных государств,  но и национальных пра-
вовых систем. В новых правовых системах проявляется тот
уровень развития, когда государство начинает играть ре-
шающую  роль в формировании самого облика правовой сис-
темы.  Правовая система получает новое качество,  новый
способ  своего существования - систему законодательства
и систему права,  которая практически лишь в зачаточном
виде  присутствовала  в древнем и средневековом общест-
вах.                                                   
   Национальные правовые системы,  в отличие от расщеп-
ленных правовых систем предшествующей эпохи, приобрета-
ют не только общегосударственную силу,  но и новое  со-
держание.  Они вбирают в себя и правовой опыт предшест-
вующих поколений, и действующее право, и систему права,
и правовое сознание. Новые правовые системы порождали и
новые формы существования самого права,  которое вырас-
тало  в  большинстве  случаев  не на обычаях и судебной
практике, а на законодательных и иных нормативных      
актах. Доминирующим началом, своего рода ядром в право-
вых системах нового времени с самого начала  становится
конституционное (государственное,  публичное) право, на
базе которого строилось правовое здание любого  общест-
ва.                                                    
   Новые правовые  системы  сложились  под воздействием
формирующегося капитализма, нуждающегося и в адекватной
правовой системе, и в едином правовом поле. Особое сис-
темообразующее значение в становлении нового права име-
ло законодательство. Условно мировую историю права мож-
но разделить на две большие эпохи.  В древнем мире и  в
средние  века право рождалось в основном не из установ-
лении государства,  а из реально существующих и призна-
ваемых самим обществом отношений.                      
   В новое время право в своем саморазвитии по-прежнему
отражает внутренние потребности общества  и  меняющиеся
жизненные условия. Но в нем, особенно с развитием конс-
титуционных начал,  законодательство становится уже ве-
дущим источником права. Именно оно, а не средства само-
регуляции, становится стержнем правовой системы, право-
образующим  фактором.  Законодательство  выступает  как
важнейший инструмент развития права,  придавая ему сис-
темность, целостность.                                 
   В древнем мире и в средние века даже наиболее полные
законодательные акты (например,  свод законов Юстиниана
и  др.)  никогда  не  создавали основной массы правовых
норм,  отличаясь казуистичностью.  Правовые нормы в эти
эпохи  формировались  через народные обычаи и через су-
дебную практику.  Только в новое время и особенно в  XX
в. право, сохраняя общечеловеческую ценность, находящую
выражение в доктрине "верховенства права",  выступает в
значительной  степени  в качестве предписания государс-
твенных органов.                                       
   Сложившиеся после революции и получившие свое разви-
тие  современные  правовые  системы  наряду с принципом
"верховенства права",  "верховенства закона" включают в
себя и другие принципы. В отличие от средневекового но-
вое право базировалось на принципах индивидуализма, от-
ражавшего в свою очередь раскрепощение личности, ее ос-
вобождение от корпоративных,  сословных и иных феодаль-
ных уз. Это нашло свое выражение уже в первых конститу-
ционных и иных законодательных актах французской  рево-
люции (Декларации прав человека и гражданина и др.).  В
центр право-                                           
вых систем нового времени был поставлен именно человек,
личность,  а не сословно-корпоративные образования. От-
сюда  и  права  человека в самих юридических документах
стали рассматриваться как естественные, священные и не-
отчуждаемые. В свою очередь они подкреплялись целой со-
вокупностью прав гражданина в публичной и частной  сфе-
рах.                                                   
   Важнейшим принципом новых правовых систем стала сво-
бода.  Она была не только выражением  общечеловеческого
гуманистического  идеала,  но и выступала как составной
элемент гражданского общества с присущими ему  свободой
предпринимательства, свободой торговли, свободой конку-
ренции и иных экономических и социальных свобод,  кото-
рые  в свою очередь немыслимы без свободы политической.
Не менее важным принципом права в новое время становит-
ся равенство, которое отразило эгалитаристские настрое-
ния в обществе. В юридическом смысле равенство было не-
обходимым  элементом самой системы предпринимательства,
ибо оно положено в основу всех договорных отношений,  в
том числе трудовых.                                    
   Как показал  сам процесс формирования послереволюци-
онного права,  указанные выше принципы и устои права, в
том числе и политические свободы, не могли быть обеспе-
чены без прочного правопорядка. Предпринимательская де-
ятельность  особенно нуждалась в упорядоченности и ста-
бильности,  с чем связывались представления о  разумном
строе.  Поэтому  другим основным принципом нового права
стала законность. Она явилась условием реализации поли-
тических и гражданских прав,  гарантией демократических
институтов власти,  а также стабильности всего экономи-
ческого оборота.                                       
   Становление англосаксонской и континентальной право-
вых систем (семей). В XVIII-XIX вв. в связи с образова-
нием  ряда  новых государств в Америке (США) и в Европе
(Бельгия,  Италия и т. д.), с завершением территориаль-
ного  раздела мира и образованием колониальных империй,
с распространением рыночных структур по  всему  земному
шару капитализм превратился в мировую систему,  опреде-
ляющую последующий ход развития человеческой  цивилиза-
ции.  Интернационализация  экономической и политической
жизни имела своим результатом  растущее  взаимодействие
правовых  систем различных стран,  преодоление их былой
самоизоляции.                                          
Особенно заметным  становится воздействие права ведущих
держав мира (прежде всего Англии и Франции) на правовую
жизнь стран,  которые позднее вступили на путь создания
капиталистического  общества.  Взаимодействие  правовых
систем  в  этих  условиях принимает самые разнообразные
формы,  а их сходство значительно увеличивается.  Этому
содействовала  широкая  рецепция  (заимствование) целых
национальных правовых систем,  насильственное внедрение
чужеземного  права  а также более мягкая трансплантация
принципов права одних стран в правовые  системы  других
стран.1 В немалой степени на процессы растущего взаимо-
действия и взаимовлияния отдельных национальных  право-
вых  систем  разных  стран  в конце XIX - начале XX вв.
сыграл)и и новые технические возможности капитализма  -
современные средства транспорта, связи, информации и т.
д.                                                     
   В связи с широкими процессами рецепции и  трансплан-
тации права на базе английской и французской националь-
ной правовой системы сложились так  называемые  мировые
системы (семьи) права - англосаксонская и континенталь-
ная  (романо-германская).  Эти   структурные   общности
представляли собой две большие группы национальных пра-
вовых систем,  различающихся по своей внутренней струк-
туре и внешним юридическим характеристикам.            
   Каждая из  этих двух систем имеет свой "генетический
код",  свои исторические корни.  Несмотря  на  то,  что
французская и английская правовые системы уходят своими
корнями в средние века,  возникновение  мировых  систем
права связано именно с процессом утверждения господства
капитализма.  Доминирующее положение этих стран в сфере
права определялось также и тем,  что в XIX в.  они были
наиболее богатыми и  развитыми,  превратившись  к  тому
времени в крупнейшие колониальные державы.             
   Особенно тесно  связано с колониальной политикой об-
разование англосаксонской системы права. Большое значе-
ние  колониального  фактора  в  истории этой системы во
многом определяется тем, что английское право, уникаль-
ное по способам своего формирования,  содержанию и фор-
ме,  обладающее большим потенциалом саморазвития,  было
тем не менее слишком традиционным,  национальным, а по-
тому сложным и недоступным для рецепции,  для более или
 менее широкого восприятия в других странах мира. В итоге
англосаксонская правовая  семья  превратилась в мировую
систему не в результате рецепции трудных для  понимания
английских правовых форм, а путем их трансплантации или
насильственного внедрения в процессе колониальной  экс-
пансии.                                                
   На начальных  этапах английской колониальной экспан-
сии были выработаны две судебные доктрины,  способство-
вавшие именно трансплантации, а не рецепции английского
права.  Согласно первой из  этих  доктрин,  англичанин,
отправляющийся  за границу,  "берет с собой" английское
право.  Тем самым,  английский суд как бы  гарантировал
англичанину,  находящемуся  в  английских колониях ("за
морями"), сохранение всех свобод и демократических инс-
титутов,  которые существовали в самой метрополии.  Эта
доктрина стала следствием  обобщения  правового  опыта,
накопленного в первых королевских колониальных хартиях.
Так, еще в королевской Хартии Виргинии от 1606 г. гово-
рилось,  что "наши подданные, все вместе и каждый в от-
дельности...  будут иметь и пользоваться всеми Свобода-
ми,  Вольностями и Иммунитетами в любом из наших владе-
ний во всех их значениях и смыслах, как если бы они ро-
дились и жили в пределах нашего королевства Англии".   
   Согласно второй доктрине, сформулированной в 1693 г.
судьей Холтом,  в случае освоения англичанами  "незасе-
ленных"  земель местное индейское и иное туземное насе-
ление не должно было приниматься во внимание как "неци-
вилизованное".  В  этих колониях считались действующими
все законы Англии.  Термин "законы Англии" в колониаль-
ной практике подразумевал не только статуты,  но и "об-
щее право" и "право справедливости", т. е. прецедентное
право,  которое вводилось в судах, создаваемых английс-
кими колонистами.                                      
   Введение в действие положений  английского  права  в
колониях переселенцев осуществлялось не только на осно-
ве указанных судебных доктрин,  но и путем издания спе-
циальных королевских хартий,  а также законов парламен-
та.  Так,  например,  в  хартии,  выданной  Карлом   II
Ост-Индской компании в 1683 г.,  указывалось, что судьи
должны решать дела в соответствии с "правосудием, спра-
ведливостью  и доброй совестью",  то есть практически в
соответствии с английским прецедентным  правом.  Специ-
альными актами английское право было введено в североа-
мерикан-                                               
ских колониях,  позднее распространено на Канаду (кроме
Квебека,  где сохранило свое действие французское  пра-
во),  Австралию,  Новую Зеландию, Южную Африку, на базе
которых позднее оформились английские доминионы. Норма-
тивными  актами  королей  английское  право  внедрялось
"сверху" и в новых колониях в Азии и в Океании.        
   В конце XIX в.  в связи с окончательным разделом Аф-
рики английские законы, а также прецедентное право были
введены специальными правительственными актами в  афри-
канских колониях (в 1874 г. - в Гане, в 1880 г. - в Сь-
ерра-Леоне, в 1897 г. - в Кении и т. д.).              
   В XIX в.  законодательство, вводящее в колониях анг-
лийское право,  довольно четко указывало и пределы при-
менения его источников. Так, например, Ордонанс 1874 г.
для  Золотого  Берега (Гана) постановил,  что в колонии
действует "общее право, справедливость и статуты общего
характера, которые действовали в Англии на 24 июля 1874
г.", то есть на момент издания Ордонанса. Там же указы-
валось,  что "во всех вопросах, в которых имеется конф-
ликт или расхождение  между  нормами  справедливости  и
нормами  общего права,  относящимися к одному и тому же
вопросу, предпочтение должно отдаваться нормам справед-
ливости".  Подобные положения предусматривались в зако-
нодательстве,  изданном для других колоний.  В Либерии,
основанной  неграми - переселенцами из США,  английское
"общее право" первоначально было позаимствовано  в  его
американском  варианте.  В законе 1820 г.  указывалось,
что в стране вводится "общее право в том виде,  в каком
оно  было  преобразовано и действует в Соединенных Шта-
тах". Правда, в 1824 г. новый закон говорил уже о дейс-
твии "общего права и обычаев судов Великобритании и Со-
единенных Штатов", а в 1839 г. было постановлено, что в
Либерии действуют "те части общего права, которые уста-
новлены в "Комментариях" Блэкстона, и поскольку они мо-
гут быть применены к условиям данного народа".         
   Обычно англичане  не уничтожали в колониях полностью
традиционное местное право  (например,  индусское,  му-
сульманское,  обычное и т.  д.), что было просто невоз-
можно сделать, но это право действовало в пределах, ус-
тановленных английским законодательством или колониаль-
ными властями.  В таких условиях возникали и своеобраз-
ные смешанные правовые системы, состоявшие из элементов
английского и                                          
местного туземного   права  (например,  англо-индусское
право). Традиционное право регулировало главным образом
семейные отношения и сохраняло свое подчиненное положе-
ние по отношению к английскому праву, которое определя-
ло развитие правовой системы в этих странах в целом.  В
колониях и протекторатах Англии  и  Юго-Восточной  Азии
(Малайя,  Сингапур,  Гонконг,  Бруней) английское право
переплеталось часто с элементами индусского и китайско-
го  права,  которое действовало в индийских и китайских
поселениях и у торговцев, а также с нормами мусульманс-
кого  права,  которое  утверждалось здесь по мере расп-
ространения ислама.  В колониальных владениях Англии  в
Африке  в определенных пределах (особенно в области се-
мейных,  наследственных и т.  п. отношений) действовали
нормы обычного права,  но воздействие английского права
в целом шло по возрастающей линии. В результате во вто-
рой половине XX в.,  когда прошел процесс деколонизации
британской империи, новые государства, возникшие на ба-
зе  английских  колоний,  практически оказались в сфере
влияния и действия англосаксонской системы права.      

К титульной странице
Вперед
Назад
Реклама

Кассовый аппарат для ЕНВД платишь единый налог ЕНВД.