Суд рекомендовал штатам  пересмотреть  их  законода-
тельство  с  тем,  чтобы более точно определить условия
назначения смертной казни как исключительной меры нака-
зания. Законодательные органы штатов последовали указа-
нию Верховного суда, и в новом своем решении 1976 г., а
затем  и  в последующих решениях Верховный суд признал,
что в существующих условиях смертная казнь  в  принципе
не  является  антиконституционной мерой наказания,  но,
ссылаясь на ту же Конституцию,  Суд  ограничил  возмож-
ность  ее  применения некоторыми условиями:  совершение
тяжкого убийства или убийства, последовавшего в резуль-
тате другого тяжкого преступления.  Применение смертной
казни не допускалось к лицам,  не достигшим  к  моменту
преступления 16 лет.  При вынесении приговора суду при-
сяжных должна была быть предоставлена возможность выбо-
ра между смертной казнью и пожизненным заключением.    
   К началу 90-х гг.  XX в. смертная казнь (электричес-
кий стул, газовая камера и т. д.) продолжала сохранять-
ся как мера наказания в 36 штатах.  Смертная казнь пре-
дусматривается также и  федеральным  законодательством,
главным  образом  в случаях совершения тяжких государс-
твенных,  воинских,  а  также  некоторых  общеуголовных
преступлений. Так, специальным актом в 1988 г. Конгресс
предусмотрел  установление  смертной  казни  в   случае
убийства торговцами наркотиков федерального служащего. 
   Основным наказанием за совершение тяжкого уголовного
преступления является лишение свободы на  разные  сроки
вплоть  до  пожизненного.  В  зависимости  от характера
преступления и личности преступника лишение свободы мо-
жет назначаться с отбыванием наказания в тюрьмах с раз-
ным режимом.                                           
   Уголовное законодательство США последних десятилетий
отходит  от  практики предоставления судьям возможности
устанавливать неопределенные сроки  лишения  свободы  с
правом  тюремной  администрации  практически предрешать
вопрос об условном освобождении заключенного.  В  част-
ности, Комплексный закон о контроле над преступно-     
стью 1984 г.  предписывает федеральным судам устанавли-
вать точные сроки лишения свободы для лиц,  совершивших
преступление с применением насилия, а также для рециди-
вистов.                                                
   Гуманизация уголовного права получила свое выражение
в широком использовании такого вида наказания, как про-
бация,  которая  является  своеобразной альтернативой к
лишению свободы. Она не предполагает тюремного заключе-
ния,  но  ставит  осужденного  на определенный срок под
жесткий контроль специальной службы наблюдения.        
   Штраф применяется в соответствии с кодексами  штатов
как  в  качестве альтернативной санкции за тяжкие прес-
тупления, причем предусматривается уплата крупных сумм,
так и в качестве основной меры наказания при совершении
мисдиминора (как правило, в небольших размерах).       
   В последние десятилетия уголовная политика  и  право
США  направлены  на скоординированную борьбу со сравни-
тельно новыми и опасными видами преступлений (с органи-
зованной преступностью,  торговлей наркотиками,  компь-
ютерной преступностью и т. д.).                        
   Координация усилий федеральных органов  и  соответс-
твующих  органов штатов в области компьютерной преступ-
ности нашла свое выражение в Законе 1986 г., предусмат-
ривающем  наказания  за  незаконное  использование базы
компьютерных данных,  а также за другие злоупотребления
в сфере электронной техники.  Под влиянием этого закона
к концу 80-х гг.  в США легислатуры 47  штатов  приняли
аналогичные законы, призванные предотвратить компьютер-
ную преступность.                                      
   Дуализм законодательства (федерации и штатов) отчет-
ливо  отразился  и  в  истории уголовно-процессуального
права.  Значительное влияние на судопроизводство и  все
уголовно-правовые процедуры США оказали судебные тради-
ции английского общего права.                          
   Уже в XIX в.  эти традиции дополняются новым законо-
дательством  штатов,  но  англосаксонская основа амери-
канского уголовно-процессуального права остается незыб-
лемой и в настоящее время. В некоторых штатах были сос-
тавлены уголовно-процессуальные кодексы,  которые, нап-
ример в Калифорнии, были объединены с уголовными кодек-
сами.                                                  
   С конца XIX в.  и в XX в.  все  вопросы,  касающиеся
уголовного  процесса  и судопроизводства,  включаются в
виде                                                   
самостоятельных разделов в своды законов штатов.  В об-
ласти уголовного процесса в штатах  законодательство  и
судебная  практика  сохраняют  достаточно  существенные
различия.  Они в силу консерватизма самой судебной про-
цедуры  преодолеваются  медленнее,  чем в других сферах
американского права.  Составленный еще в 30-40-х гг. XX
в.  Примерный  уголовно-процессуальный кодекс не оказал
существенного влияния на  законодательство  большинства
штатов.                                                
   На федеральном  уровне  процесс консолидации уголов-
но-процессуального законодательства нашел свое  выраже-
ние  в разделе 18 Свода законов США.  В 1948 г.  в этот
раздел была включена  особая  вторая  часть  "Уголовный
процесс".  Некоторые  важные  положения процессуального
права нашли свое отражение и в разделе 28 Свода ("Судо-
устройство и судебная процедура").                     
   Важные доктрины,  относящиеся  к уголовному процессу
(прежде всего к гарантиям прав обвиняемого), были сфор-
мулированы  в серии решений Верховного суда (особенно в
60-е гг. XX в. при главном судье Э. Уоррене).          
   Исторически уголовный  процесс  штатов  и  федерации
складывается из нескольких стадий.  Первой из них явля-
ется предварительное расследование.  Оно осуществляется
большим  количеством  должностных  лиц и органов как на
уровне штатов,  так и на уровне  федерации.  Какая-либо
субординация между ними отсутствует. В штатах предвари-
тельное расследование осуществляется прежде всего поли-
цией графств, городов и т. д., не имеющих единого цент-
ра и действующих часто изолированно и не всегда  скоор-
динированно.  Важную  роль в расследовании преступлений
штатов играет атторнейская служба.                     
   Если полицейские и другие  должностные  лица  штатов
расследуют преступления, не выходящие за пределы штата,
то федеральные органы расследуют преступления,  предус-
мотренные федеральным законодательством.               
   Здесь большую  роль  в раскрытии преступлений играет
Федеральное бюро расследований (ФБР),  формально подчи-
ненное  генеральному атторнею США,  но фактически дейс-
твующее самостоятельно. Сотрудники ФБР расследуют дела,
входящие в федеральную юрисдикцию. Сюда относятся преж-
де всего наиболее серьезные преступления (шпионаж, тер-
роризм,  похищение людей,  ограбление банков, организо-
ванная преступность и т. д.).                         
Функции расследования по уголовным делам осуществляют и
некоторые другие федеральные службы и должностные лица,
прежде всего федеральные атторнеи, которые помимо всего
контролируют действия полицейских.                     
   В расследовательской деятельности федеральные аттор-
неи,  имеющие свой небольшой аппарат детективов,  дейс-
твуют независимо даже от генерального атторнея. Они на-
делены  правом  возбуждать уголовные дела и предъявлять
обвинение.  В основном сами же расследования преступле-
ний проводятся полицией.                               
   Полицейские и атторнеи обладают широкими полномочия-
ми в ведении предварительного следствия.  Они могут со-
бирать  данные о самом факте преступления,  разыскивать
скрывающихся преступников,  производить аресты подозре-
ваемых и допрашивать их и т. д. Но аресты, обыски и не-
которые другие следственные действия осуществляются по-
лицией,  как правило,  с предварительной санкцией суда.
Верховный суд США в 60-е гг. (дело Гедеона) закрепил за
обвиняемым  при  допросе в полиции право на присутствие
адвоката.                                              
   Второй стадией в уголовном процессе является решение
вопроса о предании обвиняемого суду.  Здесь важная роль
принадлежит атторнеям федерации и штатов.              
   Во многих штатах обвинитель (атторнеи или  должност-
ное лицо полиции) может сам предъявить обвинение и нап-
равить дело в суд. В федеральной системе, а также в не-
которых  штатах  все  серьезные  обвинения  должны быть
представлены Большому Жюри,  состоящему  из  постоянных
заседателей.  Последние могут вынести вердикт о привле-
чении обвиняемого к уголовной ответственности и о пере-
даче дела в суд.                                       
   Характерной особенностью  Большого Жюри является то,
что оно рассматривает материалы  следствия  в  состяза-
тельной  форме в присутствии не только прокурора,  но и
обвиняемого или его защитника.  Если Большое Жюри отка-
зывается вынести вердикт, дело против обвиняемого прек-
ращается. После вынесения неблагоприятного для обвиняе-
мого  вердикта  ему официально сообщают о предъявленных
обвинениях и о дне суда.                               
   Если обвиняемый малоимущий, то судом ему назначается
адвокат.                                               
   Большинство предъявленных  обвинений  не  доходят до
судебного разбирательства главным образом из-за недос- 
таточности улик. Обвинитель сам часто считает невозмож-
ным продолжать судебное дело.  Значительное  число  дел
заканчивается  сделкой о признании вины между обвините-
лем и обвиняемым в обмен на обещание  менее  серьезного
обвинения или на сокращение срока наказания и т. д.    
   Третья стадия  уголовного процесса - судебное разби-
рательство дела. Традиционной чертой американского уго-
ловного  судопроизводства  является то,  что подсудимый
имеет право на суд присяжных,  если ему угрожает больше
чем 6-месячное заключение. Жюри присяжных в большинстве
американских штатов состоит из 12  человек,  отобранных
из представителей разных слоев общества.               
   Процедура судебного  рассмотрения  уголовных дел де-
тально разрабатывается законодательством штатов и феде-
рацией,  а  в некоторых случаях вытекает из прецедентов
общего права.                                          
   Судебное заседание начинается  с  общей  инструкции,
которую дает судья присяжным.  Затем обе стороны в про-
цессе дают краткое изложение своей позиции.  Американс-
кое   судопроизводство  последовательно  придерживается
принципа состязательности.                             
   Судья в основном оставляет свободу действий за  сто-
ронами  процесса.  Последние  как  бы ведут между собой
борьбу путем неожиданного представления  доказательств,
вызова  свидетелей для допроса,  а также имеют право на
перекрестный допрос.                                   
   Хотя по многим  уголовным  делам  суду  представлены
объемные документы разного рода, в том числе и письмен-
ные показания под присягой,  основное внимание  в  ходе
судебного разбирательства уделяется устным выступлениям
(свидетелей, экспертов, прокурора, адвоката, обвиняемо-
го и т. д.).                                           
   Одной из  особенностей американского состязательного
процесса является то,  что в  течение  всего  судебного
разбирательства  действует презумпция невиновности под-
судимого.  Бремя доказывания вины обвиняемого лежит  на
стороне обвинителя, который должен убедить в своей пра-
воте коллегию присяжных.  При этом большую роль  играет
правило  о допустимости и недопустимости доказательств.
Это правило имеет большое  значение  в  ходе  судебного
разбирательства дела, ибо осуждение подсудимого возмож-
но толь-                                               
ко на основе допустимых,  т. е. полученных законным пу-
тем доказательств.                                     
   Доказательства, добытые с нарушением  процессуальных
правил,  особенно  в  результате  таких  процессуальных
действий, как обыск и арест, не могут быть использованы
обвинением и отвергаются судьей.  Как нарушение должной
правовой процедуры рассматриваются,  например,  доказа-
тельства, добытые полицией при обыске в присутствии по-
нятых и экспертов, но без представителей защиты.       
   Большую роль в развитии правила допустимости доказа-
тельств  сыграли  решения  Верховного  суда 60-70-х гг.
Так,  в известном решении по делу Миранды было указано,
что  перед допросом обвиняемый должен быть предупрежден
о том, что он имеет право на молчание, т. е. отказаться
давать показания,  а также дать согласие на показания в
присутствии адвоката. Обвиняемый может потребовать иск-
лючения любых признаний,  полученных,  например,  путем
незаконной слежки.                                     
   Важным решением по делу Меппа в 1961 г. был установ-
лен запрет на использование в судебном процессе доказа-
тельств, полученных незаконным путем.                  
   Заключительной стадией уголовного процесса  является
решение  главного вопроса о виновности или невиновности
обвиняемого.  Право решать этот вопрос принадлежит жюри
присяжных, а не судье. В некоторых штатах присяжные оп-
ределяют не только виновность обвиняемого,  но  и  меру
наказания.                                             
   Вердикт (приговор),  который  выносит  жюри,  должен
быть единогласным.  Если такого единогласия не  удается
достигнуть и судья не может повлиять на позицию присяж-
ных,  то он объявляет суд недействительным  по  причине
отсутствия единогласия присяжных.                      
   В большинстве штатов вынесение приговора осуществля-
ется судьей.  Судья обладает большой свободой в  выборе
соответствующей  закону и обстоятельствам дела меры на-
казания. Для последних десятилетий характерна тенденция
к некоторому сокращению свободы судейского усмотрения. 
   Лишь небольшое число уголовных дел рассматривается и
разрешается  на  основе  суда  присяжных.  Значительное
большинство дел в штатах единолично рассматривается    
судьей в упрощенном порядке. Это так называемое суммар-
ное  судопроизводство  позволяет рассматривать дела без
соблюдения строгих формальных правил,  в ускоренном по-
рядке.                                                 
   Решающее доказательственное  значение по таким делам
имеют протоколы и рапорты полиции,  а  также  показания
самих полицейских в качестве свидетелей обвинения. Сро-
ки наказания по таким делам не превышают 5 лет  лишения
свободы.                                               
                                                       
Глава 21. Право Франции 
   Французская революция XVIII  в.  и  право.  Глубокое
вторжение Французской революции XVIII в.  в сферу права
явилось результатом общего кризисного состояния общест-
ва,  а также явного несоответствия средневекового права
насущным потребностям развития страны.                 
   В отличие от Англии во  Франции  накануне  революции
правовая система была более архаичной и консервативной,
мало соответствовала требованиям времени, препятствова-
ла  наступлению назревших социальных и политических пе-
ремен.                                                 
   Недовольство третьего сословия дореволюционным  пра-
вом  усугублялось еще и тем,  что в стране по сути дела
не было единого национального  правового  комплекса,  а
царила правовая разобщенность.  Во Франции, "меняя поч-
товых лошадей, меняют право", - точно подметил Вольтер.
Правовой  партикуляризм  дорого  обходился  торговцам и
предпринимателям.                                      
   Сокрушительная критика основных  устоев  феодального
права в работах французских просветителей XVIII в.  еще
до начала революции идейно подготавливала падение  ста-
рых правовых порядков. "Хотите вы иметь хорошие законы?
- писал Вольтер. - В таком случае сожгите ваши законы и
выработайте новые".                                    
   Требования коренной реформы права,  в частности соз-
дания единой национальной правовой системы, содержались
в  многочисленных наказах третьего сословия своим депу-
татам в Генеральных штатах в мае 1789 г.               
   Рационалистическая философия XVIII в.  с ее верой  в
абстрактного человека,  вне конкретного общества и вре-
мени,  позволила идеологам революции не только  выявить
легкоуязвимые стороны феодального права,  но и наметить
основные направления в создании универсальной  правовой
системы.                                               
   Поэтому в  ходе революции ее лидеры смогли подняться
до больших правовых обобщений,  до провозглашения прин-
ципов нового права.                                    
Именно такой глобальный подход к праву проявился уже  в
Декларации прав человека и гражданина 1789 г.,  которую
Мирабо называл документом "для  всех  народов,  на  все
времена".  Авторы  декларации  и других актов революции
считали, что "единственным оракулом законодателя должна
быть сама природа".                                    
   Такая направленность Декларации 1789 г.  и Конститу-
ции 1791 г.  свидетельствовала о решимости  французских
революционеров вторгаться,  порой достаточно опрометчи-
во, в самые сложные и тонкие вопросы права.            
   Отвергая свойственные старому режиму произвол и без-
законие, французские революционеры вместе с тем приняли
на себя обязательство построить новый правовой  порядок
на "твердой основе закона".                            
   Основанное на четких и определенных принципах, конс-
титуционное и текущее законодательство французской  ре-
волюции  (в отличие от английской) активно вторгалось в
самые разные стороны жизни общества, освобождало его от
сковывавших пут средневекового права.                  
   В юридическом плане эти законы были далеки от совер-
шенства, но зато они отражали характерные для того вре-
мени революционный пафос и энтузиазм. Поток революцион-
ного законодательства сметал старое право, расчищал до-
рогу  для установления во Франции свободного предприни-
мательства.                                            
   Большая часть законов, принятых Учредительным собра-
нием, была направлена именно на создание нового общест-
ва,  свободного от средневековых институтов. 29 августа
и  18  сентября 1789 г.  Учредительное собрание приняло
законы,  отменяющие старые регламентации и  ограничения
при продаже зерна,  и положило тем самым начало утверж-
дению принципа свободы торговли.                       
   В октябре было отменено  дореволюционное  запрещение
брать  проценты по займу,  что открыло простор для кре-
дитных операций.  29 сентября 1790  г.  была  запрещена
вечная  аренда,  являвшая  собой типичный институт фео-
дального права, и установлен максимальный срок имущест-
венной аренды - 99 лет.                                
   В феврале 1791 г.  Учредительное собрание упразднило
средневековые цехи.  Важное значение имел Закон от 2-17
мая  1791 г.,  который отменял феодальные ограничения в
торговле,  ремесле и декларировал свободу  предпринима-
тельства. Статья 7 этого Закона гласила, что "любое ли-
цо                                                     
имеет право  заниматься  таким делом или выбирать такую
профессию, ремесло или торговлю, которые оно сочтет же-
лательными".                                           
   Политику Учредительного  собрания в этом направлении
продолжили Законодательное собрание и Национальный кон-
вент.  Декрет  Конвента  от 9-12 марта 1792 г.  отменял
личное задержание за долги.                            
   Ту же цель отмены  феодальных  порядков  в  конечном
счете  преследовала и реформа наследственного права.  В
марте 1790 г.  был отменен такой характерный феодальный
институт, как майорат. Законы 8-15 апреля 1791 г. уста-
новили полное равенство детей при разделе наследства.  
   В сентябре 1792 г.  в период  жирондистского  прави-
тельства  был  принят закон о секуляризации актов граж-
данского состояния: был введен обязательный гражданский
брак,  признавалась широкая свобода развода, были урав-
нены в правах законные и внебрачные дети.              
   Радикальное законодательство французской революции в
значительной  степени  явилось результатом длительной и
упорной борьбы со средневековыми порядками представите-
лей третьего сословия,  прежде всего крестьянских масс,
которые в буквальном смысле слова  "огнем  писали  свою
революцию".  Характерно  в этом отношении рассмотренное
выше аграрное законодательство революции (см. гл. 3).  
   Сменявшие друг друга революционные правительства  не
только осуществляли преобразования в области права,  но
и предпринимали определенные шаги к его систематизации.
Учредительное собрание еще в декрете от 21 августа 1790
г.  заявило о необходимости составить кодексы гражданс-
кого, уголовного и процессуального права, "простые, яс-
ные и согласованные с конституцией".                   
   Положение о кодексе гражданских законов,  "общих для
всего королевства", было включено в Конституцию 1791 г.
Но бурное и непредвиденное развитие революции  помешало
новой власти осуществить все задуманные кодификационные
работы.  Правительственная власть в ходе  революции  не
была достаточно прочной для того, чтобы обеспечить ста-
бильность в праве.  Наконец,  требовалось время,  чтобы
найти  наиболее  точные и практичные правовые формы для
закрепления общих правовых принципов.                  
   Учредительное собрание успело разработать лишь  Уго-
ловный кодекс (УК), который был принят в 1791 г. Соста-
вители УК (Лепелетье и др.) опирались на просветитель- 
                                                       
ские идеи  в  области уголовного права,  которые еще до
революции высказывали такие  мыслители,  как  Беккария,
Монтескье,  Вольтер.  Авторы УК стремились перевести на
конкретный язык уголовного закона демократические поло-
жения Декларации 1789 г.                               
   Но уже в этом первом уголовном кодексе нового време-
ни наметился явный разлад между просветительскими и гу-
манистическими  идеями  дореволюционного периода и кон-
сервативной позицией фейянов в  Законодательном  собра-
нии.                                                   
   УК 1791 г. имел простую и четкую структуру. В первой
его части ("О наказаниях") была осуществлена тщательная
регламентация наказаний,  которые отныне допускались во
Франции в соответствии с принципом nulla poena sine le-
ge.  В  перечне  наказаний  отсутствовали  типичные для
средневековой эпохи  членовредительские  наказания.  Во
второй части УК ("О преступлениях и наказаниях") содер-
жалось исчерпывающее перечисление деяний, которые расс-
матривались как преступление, исходя из принципа nullum
crimen sine lege.  Это также было большим прогрессом по
сравнению  с  феодальным уголовным правом.  Исключались
так называемые религиозные  преступления,  наказания  в
принципе были соразмерны преступлениям и т.д.          
   Специфической особенностью УК 1791г.  были абсолютно
определенные санкции,  т.е.  каждому преступлению соот-
ветствовало строго фиксированное наказание.  Такая сис-
тема,  естественно,  исключала всякий произвол суда при
выборе меры наказания и отражала реакцию революционного
законодателя на  многочисленные  злоупотребления  коро-
левских  судей  в  дореволюционную  эпоху.  Но она была
слишком казуистической, а поэтому мало практичной.     
   Все преступления,  по Кодексу, делились на две груп-
пы:  преступления  против  публичных интересов и против
частных лиц.  Последние в свою очередь  распадались  на
преступления  против  личности  и против собственности.
Охране частной собственности УК уделял много  внимания,
ей посвящались 48 из 125 статей Кодекса.               
   Наказания в  УК  хотя и были существенно смягчены по
сравнению со средневековым правом,  все  же  оставались
достаточно суровыми.  Смертная казнь,  которая проводи-
лась публично, назначалась в 35 случаях.               
   Сохранялись позорящие наказания: публичный обряд ли-
шения чести, выставление у позорного столба. Узакони-  
вались также каторжные работы,  предусматривалось  дли-
тельное одиночное заключение.                          
   УК 1791 г. при всей его непоследовательности был ко-
дексом именно революционной эпохи. Для него была харак-
терна вера в неограниченные возможности свободного пра-
вотворчества.  Революционное правосознание охотно восп-
ринимало  простые и решительные подходы к конструирова-
нию как законодательства в целом, так и уголовного пра-
ва в частности.                                        
   С развитием революции в законодательстве, особенно в
аграрном, все определеннее проявлялась его антифеодаль-
ная направленность,  яснее формулировались цели и прин-
ципы нового права.  Но включение  в  революцию  широких
слоев общества,  в том числе и его низов, все в большей
степени придавало законодательству чрезмерный  максима-
лизм, который подрывал уже не только старое право, но и
основы правовой культуры, порождал правовой нигилизм.  
   Правовая система Франции и ее развитие в XIX- XX вв.
Революционная   эпоха  не  благоприятствовала  созданию
цельной и законченной правовой системы.  Она привела  к
созданию  достаточно  разрозненного и часто не согласо-
ванного права.                                         
   Французская революция XVIII в.  при всем ее нигилис-
тическом  подходе  к старому праву способствовала тому,
что в дальнейшем во Франции происходит рост  авторитета
закона  и превращение его в основной источник права.  В
глазах французов именно закон, а не обычаи или судебная
практика  представлялся  наиболее эффективным средством
упразднения старых феодальных  институтов  и  выработки
нового доступного и справедливого права.               
   Именно в законе прежде всего находили свое отражение
постулаты естественного права и  "требования  природы".
Правовой порядок,  при котором закон рассматривался как
акт верховной власти, наделенной полномочием устанавли-
вать нормы, имеющие высшую юридическую силу, отражал ту
степень развития общества,  когда  закон  действительно
был  наиболее удобной правовой формой выражения как об-
щей воли,  так и интересов отдельных групп  и  прослоек
общества,  прежде всего его правящих кругов.  Отсюда во
французской правовой системе  с  формально  юридической
точки зрения любое решение суда должно было основывать-
ся (в отличие от Англии) на писаном праве -  законе,  а
не на предшествующей практике - прецеденте.            
Новая правовая система создавалась во Франции  в  соот-
ветствии с принципами и целями, выдвинутыми еще в пери-
од революции.  Именно революция XVIII  в..  подготовила
необходимую  почву  для  того,  чтобы  с  установлением
"сильной" правительственной власти (Наполеона  Бонапар-
та) в интересах общества, а прежде всего новых предпри-
нимательских кругов и крестьян-собственников, была про-
ведена  широкомасштабная кодификация всего французского
права.                                                 
   За короткий отрезок времени (с 1804 по 1810  г.),  в
частности  благодаря  энергии и самого Наполеона,  было
издано 5 кодексов,  охвативших все  основные  для  того
времени отрасли права и вошедших в историю под названи-
ем кодификации Наполеона (гражданский,  торговый,  уго-
ловный,  гражданско-процессуальный,  уголовно-процессу-
альный кодексы).                                       
   Эта кодификация,  которая,  по  образному  выражению
юристов того времени, обладала "ясностью геометрической
системы",  имела большое значение для утверждения  сво-
бодного предпринимательства.  Хотя законодатель и делал
в ряде случаев шаг назад по сравнению с более радикаль-
ным законодательством революции, эти кодексы, несомнен-
но, имели революционное содержание, отразив итоги рево-
люционных бурь и потрясений.                           
   Успех кодификации Наполеона определялся в значитель-
ной мере и тем, что ее составители, используя революци-
онные  идеи  и подходы,  восстановили прерванную в годы
революции преемственность в праве и обратились не толь-
ко  к  революционной практике,  но и к дореволюционному
праву, кутюмам, каноническому праву, римскому праву.   
   Во Франции в конце XVIII - начале XIX в.,  в отличие
от Англии,  законодатель, особенно при проведении коди-
фикационных работ,  широко использовал наследие римских
юристов, воспринял сам дух римского права. Логика пост-
роения французского права (его деление на  публичное  и
частное),  его  основные конструкции и понятия,  многие
юридические определения восходят к римскому праву,  пе-
реработанному  в  соответствии с французскими условиями
еще в дореволюционную эпоху  такими  видными  юристами,
как Дома, Потье, Буржон и др.                          
   Созданная уже в конце XVIII - начале XIX в.  под не-
посредственным воздействием французской революции  пра-
вовая система Франции в основных своих чертах, несмотря
на усложнение ее структуры, модернизацию основных пра- 
вовых институтов, развитие ее источников, сохранилась и
к началу XX в.                                         
   На протяжении почти всей первой половины  XX  в.  во
Франции  формально  продолжала действовать классическая
наполеоновская кодификация права. Но после второй миро-
вой  войны  усложнившийся  характер общественной жизни,
новые экономические процессы,  рост правовой культуры и
другие факторы повлекли за собой постепенное обновление
традиционных наполеоновских кодексов.                  
   Реформированию и демократизации  подверглись  прежде
всего кодексы судопроизводства.  В 1958 г. наполеоновс-
кий УПК был заменен новым  Уголовно-процессуальным  ко-
дексом.                                                
   Своеобразная техника  обновления наполеоновского за-
конодательства использовалась в 1971-1973 гг.  при сос-
тавлении  нового ГПК.  Он был сформирован путем издания
четырех декретов,  которые вошли в  качестве  самостоя-
тельных  разделов ГПК в 1975 г.  В той или иной степени
подверглись переработке и кодексы  материального  права
(ГК, ТК и УК).                                         
   В XX веке значительно активизировалась законодатель-
ная деятельность французского парламента.  Это получило
свое выражение в росте числа органических законов, вно-
сящих дополнения как в статьи Конституции,  так и в те-
кущие (обычные) законы, принимаемые в сфере, закреплен-
ной за законодательной властью (права и  свободы  граж-
дан, порядок выборов, национализация и денационализация
предприятий и т.д.).                                   
   В последние десятилетия во Франции существенно  воз-
росло число нормативных актов, принимаемых органами ис-
полнительной власти.  Важную роль в развитии этого про-
цесса сыграла Конституция 1958 г.                      
   В соответствии со ст. 34 Конституции, которая содер-
жала исчерпывающий  перечень  вопросов,  относящихся  к
исключительной компетенции парламента,  все прочие пра-
вовые вопросы,  требующие законодательного  регулирова-
ния,  относятся к так называемой регламентарной власти,
осуществляемой правительственными органами.            
   Правительственные декреты  могли  изменять   законы,
одобренные до вступления в силу конституции. Правитель-
ства получили от парламента полномочия издавать декреты
и ордонансы,  содержащие нормы, которые обычно являются
предметом законодательства. Это - декреты-законы       
(в период  Третьей  и Четвертой республики) и ордонансы
(в период Пятой Республики).                           
   Во второй половине XX в.  динамизм правовой жизни, в
частности  в  законодательной сфере,  показал очевидную
недостаточность и ограниченность наполеоновской  право-
вой системы,  построенной из пяти кодексов.  Рост числа
законов, а также регламентарных актов с учетом традици-
онной  приверженности  французского права к кодифициро-
ванным формам послужил  основой  для  возникновения  во
второй половине XX в. большого числа крупных консолиди-
рованных актов. Они положили начало формированию важных
новых отраслей права,  которые были неизвестны наполео-
новской эпохе.  Так, правительства Четвертой республики
только с 1951 по 1956 г. ввели в действие 19 своеобраз-
ных кодексов:  трудовой, таможенный, семьи и социальной
помощи, дорожный, налоговый, публичного здравоохранения
и т.д.                                                 
   В последующий период некоторые из них были  отменены
или  пересмотрены.  Вместе с тем сама жизнь потребовала
сочетания законодательного и регламентарного  регулиро-
вания и в других новых сферах общественной жизни.  Так,
появились дополнительные кодексы: строительства и жилищ
(1978  г.),  интеллектуальной  собственности (1992 г.),
гражданской авиации и др.                              
   В XX веке источниками  французского  права,  которые
практически не были известны правовой системе предшест-
вующего времени,  стали выступать  правовые  (торговые)
обычаи, а также судебная практика в виде решений Касса-
ционного суда.  Таким образом, признававшееся в течение
длительного  времени  во  Франции  в качестве источника
права законодательство и основанные на нем  нормативные
акты  исполнительной  и  муниципальной  власти утратили
свое исключительное, доминирующее значение.            
   Для правовой системы Франции XIX в.  было характерно
достаточно четкое деление права на публичное и частное.
К публичному праву в первую очередь относилось  консти-
туционное  и административное законодательство,  причем
последнее получило особенно тщательную разработку и де-
тализацию.                                             
   К частному праву прежде всего относилось гражданское
и торговое законодательство.  Однако в правовой системе
Франции в XX в.  появился и ряд новых отраслей, которые
во французской юридической литературе принято  называть
смешанными или комплексными, т.е. сочетающими          
публично-правовые и частноправовые подходы  (налоговое,
таможенное, банковское и т.д.).                        
   Гражданский кодекс Наполеона 1804 г.  Как отмечалось
выше, уже в ходе революции 1789-1794 гг. были упраздне-
ны  многие чисто средневековые гражданско-правовые инс-
титуты и заложены основы современного права.  Но только
в начале XIX в.,  в период правления Наполеона Бонапар-
та,  сформировались,  наконец,  необходимые условия для
принятия единого и стабильного гражданского кодекса.   
   В его  разработке приняли участие такие видные фран-
цузские юристы,  как Порталис,  Тронше, Мальвиль и др.,
опиравшиеся на римское право,  дореволюционную судебную
практику и кутюмы, которые они переработали в соответс-
твии  с  потребностями  нового общества.  Первый консул
лично участвовал в обсуждении ряда статей  Кодекса.  Он
устранил из проекта некоторые положения,  которые ассо-
циировались с революцией,  а теперь, в послереволюцион-
ный период, представлялись чрезмерно радикальными.     
   Несмотря на  отдельные  консервативные  отступления,
именно в Кодексе Наполеона  гражданское  право  Франции
нашло свое классическое выражение. Поэтому и сам Кодекс
имел для своей  эпохи  революционное  значение,  сыграл
исключительно  важную  роль  в разработке и утверждении
многих принципов нового гражданского права.            
   Кодекс отличался  стройностью  изложения,  сжатостью
юридических формулировок и дефиниций, определенностью и
четкостью трактовки основных понятий и институтов граж-
данского  права.  ГК Наполеона насчитывал 2281 статью и
состоял из вводного титула и 3 книг.  Его структура от-
разила схему построения институций римского права:  ли-
ца, вещи, наследование и обязательства. Данная структу-
ра Кодекса получила в гражданском праве название инсти-
туционной.                                             
   Первая книга ("О лицах") переводила такие общие идеи
своей  эпохи,  как  равенство и свобода,  на конкретный
язык гражданско-правовых норм. Согласно ст. 8 ГК, "вся-
кий француз пользуется гражданским правом". Таким обра-
зом,  принцип равенства лиц в частноправовой сфере про-
водился законодателем с наибольшей последовательностью.
В ст.  7 специально подчеркивалось,  что  осуществление
гражданских  прав  не зависит от "качества гражданина",
которое может изменяться  в  конституционном  законода-
тельстве.  Гражданское право, предусмотренное Кодексом,
не распространялось лишь на иностранцев.               
Характерной чертой ГК Наполеона было то,  что в нем от-
сутствовало понятие юридического лица.  Это объяснялось
тем,  что  в  начале XIX в.  капитализм еще не вышел за
рамки индивидуалистических представлений,  а потому лю-
бой  гражданин  выступал  в имущественном обороте,  как
правило,  самостоятельно (в качестве физического лица).
Более того, сам законодатель испытывал определенное не-
доверие ко всякого рода объединениям, опасаясь, что под
их  видом возродятся цеховые и иные феодальные корпора-
ции.  Эта позиция нашла свое отражение еще в законе  Ле
Шапелье 1791 г.                                        
   Делая шаг назад по сравнению с революционным законо-
дательством,  ГК восстановил "гражданскую  смерть"  как
меру  уголовного наказания (в соответствии с этим нака-
занием осужденный терял собственность на все имущество,
"как если бы он умер естественным образом"),  установил
ряд ограничений в гражданских правах для  женщин  (так,
женщины не могли быть свидетелями при составлении актов
гражданского состояния).                               
   В первой книге закреплялись также основные  принципы
семейного права.  В этой сфере Кодекс заметно отличался
от ряда положений революционного периода,  когда декла-
рировалось равенство личных и имущественных прав женщин
и мужчин,  была ослаблена отцовская власть над детьми и
т.д.                                                   
   Хотя отдельные  статьи ГК Наполеона подчеркивали ра-
венство мужа и жены,  например: "Супруги обязаны к вза-
имной верности,  помощи,  поддержке" (ст. 212 и др.), в
целом мужчина занимал в семье господствующее положение.
Согласно ст. 213, "муж обязан оказывать покровительство
своей жене, жена - послушание мужу". Муж имел право оп-
ределять место жительства для семьи,  жена была обязана
следовать за своим мужем.                              
   Весьма характерны статьи Кодекса, касающиеся развода
по  причине неверности одного из супругов.  По ст.  229
прелюбодеяния жены было достаточно,  чтобы муж мог тре-
бовать развода.  Статья 230 иначе определяла право жены
на развод в случае неверности мужа:  "Жена может требо-
вать  развода  по  причине прелюбодеяния мужа,  если он
держал свою сожительницу в общем доме".  Это унизитель-
ное для женщины условие было отменено только в 1884 г. 
   Неравноправие женщины проявилось также в ее имущест-
венном положении в семье. По общему правилу преду-     
сматривался режим  общности  для имущества мужа и жены.
При таком режиме распоряжение семейным имуществом  пол-
ностью  предоставлялось  мужу,  который мог действовать
без участия и согласия жены.  Кодекс предусмотрел  воз-
можность  и  иных  имущественных отношений супругов,  в
частности режим раздельного владения.  Но даже  в  этом
случае  жена,  пользуясь своим имуществом и доходами от
него,  не могла отчуждать без согласия мужа свою недви-
жимость.                                               
   ГК устанавливал неравные права мужа и жены и в отно-
шении детей.  Родительская власть, о которой говорилось
в  первой  книге,  по существу была сведена к отцовской
власти.  Отец, имевший "серьезные поводы к недовольству
поведением ребенка,  не достигшего 16 лет",  мог лишить
его свободы на срок до одного месяца.                  
   Сыновья, не достигшие 25 лет, и дочери до 21 года не
имели  права вступать в брак без согласия их отца и ма-
тери, но в случае разногласия между родителями принима-
лось во внимание мнение отца.                          
   Кодекс в принципе допускал возможность признания от-
цом своих внебрачных детей,  но ст. 340 запретила отыс-
кание отцовства.  Это реально ухудшило положение детей,
родившихся вне брака, даже по сравнению с дореволюцион-
ным законодательством.                                 
   Но в целом нормы семейного права в ГК Наполеона име-
ли для своего времени  прогрессивное  значение.  Кодекс
секуляризовал брак,  развивая тем самым положения Конс-
титуции 1791 г. о том, что брак - гражданский договор; 
   подтвердил введенный в период революции развод,  что
означало  разрыв  с  требованиями  канонического права.
Правда,  в 1816 г., после реставрации Бурбонов, в усло-
виях  усиления  влияния католической церкви гражданский
развод был отменен и восстановлен лишь в 1884 г.       
   Вторая книга ("Об имуществах и различных видоизмене-
ниях  собственности")  посвящена  регламентации  вещных
прав и также исходила из классической римской классифи-
кации: право собственности, узуфрукт, узус и др.       
   В Кодексе  ликвидировалось  дореволюционное  деление
имущества на родовое и благоприобретенное и  на  первый
план  было выдвинуто деление вещей на движимые и недви-
жимые.                                                 
   Центральное место во второй книге ГК занял  институт
собственности. В трактовке права собственности, воспри-
нятой Кодексом, виден отказ от феодальных представлений
об условности,  расщепленности и родовом характере вещ-
ных прав.  ГК  использовал  римскую  трактовку  понятия
собственности  как  абстрактного  и  абсолютного права.
Статья 544 гласила:  "Собственность есть право  пользо-
ваться и распоряжаться вещами наиболее абсолютным обра-
зом, с тем чтобы пользование не являлось таким, которое
запрещено законами или регламентами".                  
   В этом определении законодатель подчеркивает универ-
сальный индивидуалистический характер  права  собствен-
ности.  Развивая революционные представления о незыбле-
мости и "неприкосновенности" права частной собственнос-
ти,  Кодекс  предусматривал,  что собственник "не может
быть принуждаем к уступке своей собственности, если это
не  делается  по причине общественной пользы и за спра-
ведливое и предварительное возмещение".                
   Индивидуалистический подход к праву собственности  в
ГК Наполеона проявился также в широкой трактовке право-
мочий земельного собственника.  Статья 522 предусматри-
вала: "Собственность на землю включает в себя собствен-
ность на то,  что находится сверху,  и на то, что нахо-
дится снизу".                                          

К титульной странице
Вперед
Назад
Реклама

очистка крыш от снега и сосулек