Тема 7. Нравственный прогресс: иллюзия или реальность.

1.  Если нравственный прогресс существует, то какова его специфика?
2.   Пессимистический взгляд на историю нравов.
3.  Ни прогресса, ни регресса.
4.  Научно-техническая революция и нравственность.

1. Если нравственный прогресс существует, то какова его специфика?

Для понимания сущности нравственной жизни человека важно знать, изменяется ли нравственность в ходе исторического развития общества или остается практически неизменной. Уже в древнем мире возникли представления о развитии нравственности. У Протагора, Демокрита, Платона, Лукреция Кара встречаются мысли о том, что человечество к современному им состоянию пришло от дикости. Платон в сочинении "Государство" писал, что люди первоначально жили во вражде друг с другом (враждовали между собой даже боги!), творили несправедливость, но, отведав всего этого, с избытком, они "нашли целесообразным договориться друг с другом, чтобы и не творить несправедливости, и не страдать от нее. Отсюда взяло свое начало законодательство и взаимный договор". Иначе говоря, с образованием государства установился определенный порядок, уменьшилась вражда, бесчинства. Это нашло свое выражение и в религиозных представлениях: Платон уже не доволен Гомером и Гесиодом, что они так "легко" изображали богов, которые якобы творили не только добро, но и зло. По мнению Платона, удел богов — только добрые дела. Словом, моральное сознание стало уже ощутимым фактором общественной жизни, культуры. Близкие мысли проводятся и Лукрецием Карож в его поэме "О природе вещей". Он отмечал, что люди первоначально не только не могли пользоваться огнем, но "общего блага они не блюли". Наибольшее развитие и признание идеи социального и нравственного прогресса получили в эпоху Просвещения. Известный экономист А. Тюрго в своей знаменитой речи " Последовательные успехи человеческого разума" утверждал, что в обществе наблюдается беспрерывность развития человеческого разума, смягчаются нравы. Другой просветитель — Кондорсе (1743-1894) провозглашал, что в человеческом разуме заложена способность к бесконечному совершенствованию, и призывал построить общество, в котором истина, счастье и добродетель будут связаны единой цепью. Он же проникновенно провозглашал: "Никогда развитие не пойдет вспять!" Оптимистический взгляд на духовное, нравственное развитие общества разделяли также многие представители утопического социализма (Оуэн, Сен-Симон, Фурье и др.), революционные демократы, марксисты. С конца ХХ века идея прогресса стала терять свое влияние в определенной части общества (здесь свою роль сыграли работы Шопенгауэра, Ницше, Шпенглера и др.), тем не менее до сих пор она, может быть более осторожно и осмотрительно, но все-таки признается значительной частью населения. Вера в прогресс все еще свойственна многим людям.
Какие же аргументы обычно приводятся в пользу данного взгляда на историю нравов? Прежде всего отмечается очевидность прогресса в науке, технике, технологии и в ряде других видов человеческой деятельности. Мораль же, как регулятивный фактор, не может стоять в стороне, также должна совершенствоваться, обогащаться. Другое дело, что нравственный прогресс имеет свою специфику. Эта специфика выражается, прежде всего, в том, что нравственный прогресс идет не синхронно с прогрессом науки и техники. Изобретение паровоза или компьютера еще не означает революции в нравах, в проявлении добродетели. Сам нравственный прогресс — не есть прямолинейное восхождение, а представляет собой довольно сложное, противоречивое движение с попятными отступлениями, с уходом "в сторону" и т.д. Наконец, нельзя не отметить, что различные уровни, компоненты морали прогрессируют не в равной мере. В морали имеются довольно устойчивый, хотя и тонкий, пласт "вечных" постулатов, аксиом, которые изменяются в незначительной степени. Меняется, главным образом, сфера их применения. Так мы уже отмечали, норма "не убий" первоначально распространялась только на членов рода, а ныне она приобрела универсальный, общечеловеческий характер. Меняются формы их реализации. Принципиально новые постулаты появляются крайне редко. Другое дело — нравы. В этом слое моральной жизни прогресс более очевиден. Как уже отмечали многие авторы (начиная с Вл. Соловьева, если брать отечественную мысль), от века к веку происходит гуманизация, облагораживание нравов, непосредственных отношений между людьми, обогащается нравственная культура. Как отмечал Вл. Соловьев, с появлением государства, с развитием духовной культуры иным становится общение между людьми. Я могу к какому-то человеку питать злобные чувства. Но я не бросаюсь на него, как это было на ранних этапах человеческой истории, с кулаками, не грызу его зубами,  а наоборот, обращаюсь с ним, может быть, подчеркнуто учтиво. Точно также, продолжал русский философ, и в отношениях между народами взаимная неприязнь, недоверие не всегда доходит до войны. Сами же войны, писал Вл. Соловьев, в ХХ веке более походят "на формально обусловленную дуэль двух порядочных людей, нежели на драку двух пьяных мастеровых". Да и сама война, особенно после кровавых 1 событий ХХ века, считается в принципе недопустимой, аморальной. Хотя следует признать, что войны, главным образом локальные, еще не исчезли с лица земли. Это говорит  лишь о том, что не всегда люди руководствуются нравственными принципами в своих деяниях.
Облагораживание нравов имеет и многие другие проявления. Например, еще в ХV веке психически больных людей держали в невыносимо тяжелых условиях, избивали, сажали на цепь, обнаженных за плату показывали достопочтенным обывателям. Лишь в самом конце ХV века сумасшедшие были возведены в ранг больных, и с них сняли цепи. Постепенно смягчались и формы наказания за различные преступления. Как мы уже отмечали, в древнем мире наказание смертью встречалось довольно часто. Причем, смертная казнь принимала самые бесчеловечные, мучительные формы. "Если человек замыслит несправедливость, например стать тираном, а его схватят и, схвативши, растянут на дыбе, оскопят, выжгут глаза, истерзают всевозможными, самыми разнообразными и самыми мучительными пытками да еще заставят смотреть, как пытают его детей и жену, а в конце концов распнут или сожгут на медленном огне", — читаем мы в сочинении Платона "Горгий" (473 с.). Подобные же истязания практиковались и в средние века. В России вплоть до отмены крепостного права в 1861 году лиц "неблагородного" происхождения подвергали публичным наказаниям. Даже женщин. Невольно вспоминаются следующие строки из стихотворения Н.А. Некрасова:
Вчерашний день, часу в шестом,
Взошел на Сенную;
Там били женщину кнутом,
Крестьянку молодую...
Впрочем, и правосознание широких масс деликатностью не отличалось. Встречались вплоть до конца ХХ века случаи самосуда, расправы толпы над подозреваемым. Так, в 7О-е годы прошлого века российские газеты писали о том, что толпа народа чуть не до смерти избила женщину, заподозренную в наведении болезни на мальчика при помощи "заколдованного" яблока.
В конце ХХ века наказания стали мягче, человечнее, начинает учитываться, что и преступник является личностью и имеет право на то, чтобы уважали его достоинство. Во многих странах отменена смертная казнь. Значительно улучшились условия жизни заключенных. К сожалению, последнее относится, в основном, к промышленно развитым странам, а не к России.
Позитивное изменение нравов проявляется и в сегодняшнем уважении прав женщин, в определенной перестройке семейно-брачных отношений. Старая патриархальная семья, в которой муж был "царь и бог", по существу исчезает. Морально-психологический климат в семьях становится, не без трудностей и осложнений, более демократичным, человечным.
Нравственный прогресс проявляется в повышении нравственного уровня, расширении нравственного кругозора отдельной личности. Права и обязанности каждого индивида стали более уважаемыми. Уже с эпохи Реформации (ХV век) стали утверждаться идеи веротерпимости, возможности индивида иметь свои собственные убеждения, свои суждения по тем или иным событиям общественной жизни. Постепенно повышается, говоря словами Вл. Соловьева, "средний уровень общеобязательных и реализуемых нравственных требований", возрастает "мера добра в обществе". Исторический процесс, писал русский философ, "вырабатывает реальные условия, при которых добро может стать действительно общим достоянием". В ходе общественного развития возрастает свобода и ответственность каждой человеческой личности. Еще Гегель отмечал, что на Древнем Востоке личностью в государстве был только один человек — монарх, деспот, в Древней Греции личностью стал более широкий слой — аристократия, позже — в условиях демократии — личностью может стать каждый.
О нравственном прогрессе может свидетельствовать и расширение сферы действия морали, повышение ее роли в жизни общества и личности. Ныне многие политические деятели апеллируют к совести людей, к авторитету общественного мнения. Непосредственным выражением последнего является создание Организации Объединенных Наций, которая в своих действиях чаще всего и опирается на общечеловеческие ценности, на общественное мнение, появление так называемой четвертой власти (средства массовой информации), которая никакими административными рычагами не обладает, возникновение различных авторитетных общественных движений (типа "зеленых" — борцов за сохранение экологического равновесия) и т.д.
Возрастание общего уровня образования, развитие этических исследований и увеличение объема нравственного просвещения (школа, СТИ, искусство и литература и т.д.) — все это факторы, способствующие обогащению нравственной культуры населения.
Таким образом, сторонники признания существования нравственного прогресса в истории имеют свои достаточно серьезные аргументы.

2. Пессимистический взгляд на историю нравов

Однако нравственная жизнь настолько пестра и многообразна, что и у противников признания нравственного прогресса также имеется немало своих доводов. Здесь нельзя не отметить, что признание не прогресса, а наоборот, регресса появилось, хотя это и может показаться странным, около трех тысяч лет назад, когда вроде бы еще не было достаточного исторического материала, опыта наблюдения за нравственной жизнью человека. Уже упоминавшийся древнегреческий мыслитель Гесиод в поэме "Труды и дни" писал, что общество регрессирует от золотого века, когда люди отличались добродетелями — через век серебряный, медный, героический — к веку железному, когда люди погрязли в пороках. "Уж лучше бы мне не родиться вовсе, чем видеть всю несправедливость, жестокость, которые меня окружают!". Здесь стоит отметить, что и Гесиод не был оригинальным, ибо мифы об утраченном рае, об ушедшем золотом веке были достаточно распространены среди народов Древнего Востока. Это нашло свое отражение и в Ветхом Завете, который утверждает, что созданные Богом первочеловеки Адам и Ева первоначально были безгрешны, не знали смерти. И только после грехопадения (нарушения запрета Бога) их природа испортилась. Неслучайно и среди современных религиозных мыслителей немало тех, кто отрицает идею нравственного прогресса.
Антипрогрессистские настроения в Новое время довольно отчетливо проявились в таких направлениях культуры, как романтизм, консерватизм (от лат. соnsегvо — сохраняю). Для обоих этих течений характерна идеализация прошлого, подчеркивание роли морали в жизни общества и отдельного человека. И романтизм (Новалис, В. Скотт, Дж. Байрон, В. Гюго, Т. Лермонтов и др.), и консерватизм (Ф. Шатобриан, А. Токвиль и др.) возникли в конце ХV — начале ХХ вв. и были своеобразной реакцией на негативные последствия Великой французской революции (1789).
В конце ХХ — начале ХХ вв. вера в социальный, нравственный прогресс заметно пошатнулась. Это нашло свое выражение в творчестве Ф. Ницше, О. Шпенглера, а ныне — в неоконсерватизме, в "новой философии" и в других направлениях общественной мысли.
В чем же проявляется духовный кризис человечества? Вот мнение на этот счет видного немецкого философа К. Ясперса: "То, что в течение тысячелетий составляло мир человека, в настоящее время как будто потерпело крушение".
 Сущность кризиса, по его мнению, заключается в недостатке доверия. Сегодня, писал он в работе "Духовная ситуация времени", "невозможно доверять ни вещи, ни должности, ни профессии, ни лицу". Научно-технический прогресс породил нивелирование. "Всеобщим сегодня становится поверхностное, ничтожное и безразличное", — замечает немецкий философ. Повсюду одна и та же одежда, манеры, танцы, мода. Происходят "необратимая утрата субстанциональности", сущности человека.
По мнению известного теолога Ю. Бохенского, вера в прогресс является одним из самых вредных заблуждений, унаследованных от ХХ века. Она, утверждает он, во многом опирается на теорию эволюции Дарвина. Но перенос биоло-гических понятий на человеческую историю неправомерен. В сфере морали, считает теолог, на смену прогрессу, возможному в какой-то промежуток времени, рано или поздно приходит регресс. По мнению Бохенского, положение женщины в Египте ХV-ХV до н. э. было лучше, чем в современной Швейцарии. Кроме того, в ХХ веке "были совершены чудовищные преступления — массовые убийства в немецких и советских лагерях; это был настоящий геноцид, с которым давно не сталкивались, по крайней мере в Европе". Словом, заключает теолог, утверждение о постоянном прогрессе противоречит фактам.

3. Ни прогресса, ни регресса

Учению о нравственном прогрессе противостоит и тот взгляд, согласно которому нравственный уровень человечества на протяжении тысячелетий остается примерно одним и тем же. Обогащение нравственной культуры возможно у отдельного человека, у какого-то народа в определенные промежутки времени. Но человек умирает и его духовное богатство не воспринимается механически другим, а в истории народов периоды процветания сменяются временами упадка — и все возвращается на круги своя.
Идея стабильности нравственного уровня человечества также возникает еще в древнем мире. "Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: "Смотри, вот это новое"; но это было уже в веках, бывших прежде нас", — говорил Экклезиаст (1, 9-1О). В этом же духе иудейский теолог Дж. Кон утверждает следующее: "Люди со времен Авраама остались теми же самыми". Отрицал фактически нравственный прогресс и известный русский философ-персоналист Н.О. Лаосский, считавший, что мир состоит из субстанциональных деятелей, из личностей (актуальных или потенциальных), которые, конечно, могут развиваться, но передавать нравственный опыт, знание, чувства друг другу не могут ибо личность не может механически усвоить другое творчество, а должна все пройти самостоятельно. Точно также и народы, достигнув какого-то нравственного уровня, исчезают. А новые народы, новые личности должны заново осваивать моральные ценности. Именно этим, по Лосскому, объясняется присутствие в современном обществе грубости, дикости. Вл. Соловьев считал, что "все нравственные чувства и сердечные движения, доступные нам, были также доступны и Гомеровым героям". И Одиссей, очевидно, "нисколько не уступал самому психически развитому и тонконервному человеку наших дней".
Действительно, при признании нравственного прогресса очень сложно определиться к выдающимся мудрецам древности, писавшим бессмертные философские трактаты, религиозные книги, поучительные истории. Что же в моральном отношении они оказываются ниже наших современников? Между тем именно наши современники нравственно обогащаются при чтении этих выдающихся творений. В этом плане уместно привести слова современного французского политолога Р. Дебре, который в статье "Развенчание мифа" отмечает, что живший много позже Иисуса Христа американский проповедник Мартин Лютер Кинг отнюдь не превосходил основателя христианства по своим нравственным качествам в 1ООО раз. И продолжает: "Понятие прогресса не имеет никакого смысла в символическом, духовном, эмоциональном и психологическом аспектах. Нетрудно доказать, что оно бессмысленно и в сфере политики". В общественном механизме наблюдается принцип постоянства, который уравнивает так называемые прогрессивные и регрессивные факторы (см.: Курьер ЮНЕСКО. -1994.- №2.- С. 6-7).
 Данная точка зрения порой обосновывается ссылками на такие науки, как этология, социобиология и др. Оказывается, существуют неизменные основы — основы биологические — повседневного поведения не только животных, но и человека. Так, например, американский исследователь Э.О. Уилсон в 1975 году выпустил книгу "Социобиология:
новый синтез", в которой утверждает, что поведение человека определяется не столько средой, сколько наследственными факторами. Но биологическое развитие идет во много раз медленнее темпов развития истории. Поэтому и нравственность можно считать практически неизменной.
Чем объясняется сосуществование взаимоисключающих точек зрения на нравственное развитие человечества? Видимо, не только личными пристрастиями того или иного мыслителя, а сложностью, многомерностью, противоречивостью нравственной жизни. Нравственный уровень различных людей неодинаков и в данную эпоху, и тем более, на разных ступенях истории. Амплитуда колебания достаточно велика: от святости и до дикости, цинизма, от удивительной утонченности и нравственной культуры до столь же удивительного примитива. Русская литература дает примеры этого многообразия: Смердяков, Чичиков, Собакевич, братья Карамазовы, Базаров, Нехлюдов и т.д. Загнать все это многообразие в одну схему очень и очень трудно. Само нравственное поведение индивида не однолинейно: благородные поступки сочетаются с действиями, обусловленными "практической целесообразностью" и т.д. Довольно сложно предвидеть будущее состояние общества, особенно если учесть мощное влияние научно-технического прогресса.
Не упрощая данной проблемы, не отрицая всей пестроты, драматичности нравственных исканий человечества, все-таки следует признать, что человеку очень хочется верить в то, что будущие поколения будут "светлее", возвышеннее, благороднее предшествующих, что впереди нас всех ждет "светлое будущее", что последующие века будут веками торжества Добра и Справедливости, а наши дети будут лучше нас. Без этой веры жить очень трудно. Во всяком случае, нетрудно представить себе состояние умов, если они придут к выводу, что все лучшее позади и новым поколениям уже не на что надеяться.

4. Научно-техническая революция и нравственность

Нравственное, духовное развитие современного общества в большой степени зависит от научно-технической революции, которая, как принято считать, началась в середине ХХ века и является частным проявлением научно-технического прогресса, который осуществляется практически на протяжении всей человеческой истории.
Научно-техническая революция привела к серьезным изменениям в условиях жизни людей. Значительно повысилась производительность труда, жизнь человека стала более обеспеченной, комфортной, динамичной. Появилось множество новых профессий, ранее неизвестных. Резко возросло количество добываемой информации (информационный взрыв). Заметно вырос удельный вес городского населения (урбанизация — от лат. urbanis— городской). Нетрудно назвать и множество других изменений в повседневной жизни, вызванных научно-технической революцией. Естественно, они ярче всего проявляются в промышленно-развитых странах.
Каким же образом все эти изменения сказываются на нравственности? Здесь необходимо подчеркнуть, что сущность человека, нравственные основы бытия не определяются напрямую наукой и техникой. Они имеют более глубинные основания. Более того, многие мыслители не без основания полагают, что науки (естествознание) не в состоянии ответить на смысложизненные вопросы, обосновать те или иные ценности. Как отмечал еще А. И. Герцен, смысл жизни не найти на дне реторты. "Перед последними вопросами жизни и смерти, добра и зла наука стоит безответно теперь, как и прежде", — писал в начале века С.Н. Булгаков. "Наука не решает вопрос о ценностях", — утверждал выдающийся английский ученый Б. Рассел. Высказываний подобного рода можно привести немало. Подобные суждения в известной мере отличаются категоричностью. Однако очевидно, что исходные постулаты морали не доказываются таким же образом, как геометрические теоремы. Они в определенной мере обосновываются чувством, принимаются на веру.
Но если научно-техническая революция не в состоянии изменить сущность морали, то она способна заметно преобразовать те условия, в которых реализуется добро и зло, справедливость, осуществляются духовные искания человека. И эти преобразования могут оказывать неоднозначное воздействие на повседневную нравственную жизнь человека. Точно также следует признать, что достижения НТР могут использоваться как в добрых, так и в злых целях. Простейший пример: открытия в ядерной физике привели, с одной стороны, к созданию атомной бомбы, а с другой — к появлению АЭС (хотя и к ним отношение неоднозначное), атомных ледоколов и т.д.
Разберемся в этом более обстоятельно. И первоначально отметим позитивное влияние НТР на повседневную нравственность. Сразу необходимо указать на то, что развитие науки и техники приводит к повышению общей культуры человека, уровню его образования. У многих людей при помощи современных средств массовой информации появляется возможность приобщиться к самым различным произведениям искусства, к последним достижениям науки и т. д. - А это очень важно при оценке самых различных явлений, поступков, ибо широкий кругозор дает возможность индивиду учитывать многие обстоятельства, предвидеть будущее и не уподобляться чеховскому герою, свертывающему гайки с железнодорожного полотна. Повышению общей нравственной культуры способствует и то, что этические исследования становятся более изощренными. Тем более, что сама научно-техническая революция порождает целый ряд очень трудных для морального сознания проблем: эвтаназия (легкая смерть), искусственное прерывание беременности, пересадка отдельных органов и определение момента смерти и др.
Именно в последние десятилетия появились также направления в этической мысли (обычно на стыке с другими науками), как биоэтика, экологическая этика и др. Особенно остро встает вопрос о нравственной ответственности ученого, о направленности научных исследований, о возможности использования достижений науки в антигуманных целях. :
Нельзя не отметить и того обстоятельства, что современная высокопроизводительная, часто дорогая техника и' технология предъявляют повышенные требования к ответственности, моральной надежности человека, ибо халатность, недисциплинированность, безграмотность могут привести к масштабным трагическим последствиям (аварии на АЭС, на химических заводах, на транспорте и т.д.). Можно сказать, что научно-техническая революция приводит к повышению роли морального фактора и в повседневной жизни, в быту, и в деятельности самых различных предприятий.
Однако современный научно-технический прогресс создает и немалые трудности для полноценной нравственной жизни. О6 этом говорил еще Ж.-Ж. Руссо. Эта же проблема остро встала в ХХ веке. Например, Н. Бердяев отмечал, что техническая цивилизация ведет к упрощению духовного мира человека, к господству чисто утилитарного, эгоистического отношения к жизни, к бездуховности, к появлению технократического мышления, которое не очень обеспокоено высшими ценностями, смысложизненными вопросами.
Именно научно-техническая революция привела к появлению многих глобальных проблем современности (экологическая, угрозы термоядерной войны, демографическая и др.). Нередко человек живет в предчувствии неизбежного конца. Подобные настроения негативно сказываются на психическом здоровье, приводят к различным срывам, немотивированным поступкам. Аналогичное же действие оказывает и резкое ускорение темпа жизни, распространение поверхностного, беглого общения и появление самого страшного вида одиночества — одиночества в толпе, в крупных городах.
Таким образом, современная научно-техническая революция лишний раз демонстрирует всю сложность, противоречивость нравственной жизни человека, как и то, что без веры в нравственный прогресс, в светлое будущее, в царство Божие на земле, в высокие идеалы человеку просто не выжить в этом пестром, нелегком мире. Этой верой в торжество (конечное) справедливости, добра, счастья на земле пронизано и устное народное творчество, и творения выдающихся художников, писателей, философов. Именно этой верой наполнены и такие, ставшие уже афоризмами, высказывания: "Добро (красота) спасет мир".
 

Реклама

оптические прицелы для пневматики